Подари мне...

Подари мне мечту… Подари мне любовь…
Подари мне хоть что-то, чтоб заставило вновь
Мое слабое сердце затрепыхаться…

Подари эту ночь и не дай мне уснуть…
Расскажи, наконец-то, мне все про Весну…
Сделай так, чтобы я не пытался, уже и пытаться…

Подари мне покой… К черту, что не святой!
Обними, боль уйми и надеждой укрой…
Только так, чтобы знать для чего мне стараться…

Подари мне огонь… Доступ к файлам открой…
Мне так проще мечтать и общаться с Весной…
Ни о чем не жалеть и… дышать не бояться…

Поэт

Тонкой гранью разделяя быль и небыль,
Образы ложатся кистью слова.
Книги, свет чуть приглушённый, свечи, мебель-
Скромная обитель чудотвора.
Здесь рождается поистине другое.
Как немного нужно для шедевра!
Хлеб, бумаги лист, да ручка под рукою
Оживят таинственное древо.
Область тьмы победно правдой освещая,
В корень зрит поэт, мораль лелея.
Твёрдо, не свернёт, путь правый выбирая,
Умереть готов он за идею.

Голос

Где ты, моя любовь? Где вечное затмение?
И пусть их шорох близко скрыт.
Займусь я позолотой нежной оперения.
Мне неба синего зима благоволит.
Початого сугроба тихий голос,
Тропу покажет, тянущую в даль.
Шепнёт на ушко мнимый колос,
И солнца ясного даст мне медаль.

Прошу тебя, о голос безмятежный,
Дай силы мне, дай вечности покой!
Дай мне прилив нагой, безбрежный,
И песню молодости заново пропой.
По воздуху ходить ты научи меня,
Ступать неслышно, алою тоской.
Пусть вертится быстрей Земля.
Ты свет на путь исправь мольбой.

Запретными, безвольными мощами,
Огня ты пепел мнимый не туши.
Предел поставь, упав перед ворами,
Окрикнувшими наготу твоей души.
Арест безмолвия нам обеспечен.
Он зрит, как маятник вселенских бурь.
Закроет своды.Страх тут вечен.
И нарисует голубизну волны, лазурь.

Иду на Upgrade...

Я в поиске, увы, пока безрезультатном…
Меняю «Имя»… Снова Enter или «Ввод»…
Копаюсь в памяти: я не привык к утратам!
И снова «Далее», «Принять», «Вперед»…

Дойдя до «Точки...» моего восстановления,
Задумаюсь… «Опреративкой» пошуршу…
И, вдруг, пойму, что это Esc, а не спасенье,
И с этим, «Поиск» безуспешный завершу…

Путь к файлам и программам не назначен!
Смирившись, поддаюсь на Ctrl, Alt, Delete,
«Снимаю», мною так и нерешенные, задачи,
И отправляюсь, наконец-то… на Upgrade…

Это все...

— Нет!..
Голос ее дрогнул, и она подняла глаза. Они были бездонными и влажными, как у преданной собаки. В них было столько любви, обреченности и тоски… И еще какое-то, непонятное пока ему чувство, от которого веяло леденящим холодом. Он ощутил, как кровь хлынула в голову, в ушах зашумело, а губы потрескались, как это обычно бывает на морозе:
— Почему?.. — ему показалось, что слова утонули где-то в горле, а подкативший к нему комок перехватил дыхание. Он попытался повторить это тверже, с трудом скрывая раздражение, и вдруг понял, насколько нелепо звучит этот вопрос…
Он знал, почему… Точнее, должен был знать, что рано или поздно это произойдет…
Когда это началось? Когда все закончилось? Он вдруг почувствовал себя ребенком, который не хочет отдавать давно забытую игрушку, тому, кому она действительно нужна…
— Я не могу больше, ты понял?! И отпусти меня, мне больно! — ее голос вернул его к реальности. Он отпустил ее руку из онемевшей ладони и поймал себя на мысли, что даже не заметил, как все это время крепко сжимал ее…

Это все. И сказать я тебе ничего не посмею.
Клетку, молча, открою твою… А молчать я умею.

Я тебя отпущу… Сам листвою пожухлой укроюсь,
Прошепчу: «Это все…» И водой дождевою умоюсь.

Уши больно сдавив, постараюсь не слушать —
Твое «Все» и «Прости» и… сильней сдавлю уши.

Распахну настежь окна и открою все двери…
Твое «Все» и «Прости» — я не слышу… Не верю!

«Уходя ухожу» — так легко и так просто…
Это «Все» и «Прости»… Так нелепо… Так постно…

А за окном висела луна, окруженная оранжевым нимбом. В тишине было слышно, как поскрипывает снег под ногами одиноких прохожих и то, как предательски щелкнул замок, закрывающейся входной двери…

Девочка-совесть

Бетонные жабры прокуренных улиц
Хрипят кострами отдельных квартир.
Готовясь ко сну, вздыхая и жмурясь,
Город зевнул, как усталый Сатир…

Бульварная шлюха, слюнявя клиента,
Украдкой поглядывает на часы…
Без четверти три. И склонившись над кем-то
Колдуют кошмары, и шепчутся сны.

Без четверти три. Сквозь пустынное поле,
В сторону ярких рекламных огней,
Бредет обреченно, как пленник в неволю,
Босая девчонка… И ветер за ней…

И ветер ласкает подол ее платья,
Что легче небес и поярче луны…
А девочка шепчет: «Как больно… Не знать бы,
Не видеть, не слышать бы вашей вины!»

Неслышно ступает она по асфальту,
Лишь слышен, едва уловимый мотив…
То ветер с листвою играют Вивальди,
Для тех, кто не спит… себя не простив.

Музыка искусственных цветов

Курю в окно. Давно пора бы бросить.
Не получается, увы, пока никак…
А за окном весна. Весна как осень,
Слезой сжимает все вокруг в кулак.
Там за окном спешат куда-то люди,
Что так боятся ненароком растрясти,
Своей души, давно застывший студень.
Стараются они, сжав зубы обойти,
Не только грязь, проталины и лужи,
Попрятавшись под крышами зонтов…
Нейлоновыми куполами в танце кружат
Они, под музыку искусственных цветов.

Смотри, забудь, не бойся...

Смотри, как мягко падаю я на ладонь
Листом пергамента чуть обгоревшим…
Чуть тронь меня, сказав другим: «Не тронь!» –
И упади со мной… И будь такой же грешной…
Забудь, как отмирает то, что не забыть…
Остынь. Меня простив – застынь и успокойся.
Ах, как хотел бы я с тобою просто быть…
Быть попросту с тобою, прошептав: «Не бойся…»

Струны серебра

Не три виски… Немеющие пальцы не могли забыть
Звучанье струн — вибрации искусного сплетенья,
Серебряных тех звуков, что слагают ноты в звенья,
Цепочкою изящною, собрав тех струн натянутую нить,
В мелодию, которую уже не спрятать и не скрыть,
Покрыв, вуалью пыльной, прожитое и предав забвенью
Все то, что было явью и упало чуть заметной тенью
На время, что отпущено тебе, чтоб просто жить…

Но струны серебра… Лишь им дано, настроенными быть,
Покуда слышен пульс, что все еще стучит тебе в висок,
И ясен смысл, а замысел — он сложен, но по-своему высок,
Пусть даже пальцы в кровь, которой не дано еще остыть,
А струны серебра — закрученная лихо, жизни нить…
И каждый шаг — еще один, случайно сделанный, виток.

Рву...

Вот и все…
Существую отдельно.
Проворчу что хочу,
Жгу свечу и не лень мне…
Оттого и молчу,
И возможно болею,
Что все время мечусь,
Сам себе же не веря,
Сам себя и лечу…
Рву…
цепочку на звенья…