Издревле важные дороги Балашихи

Мой город не затерянный на карте.
Он на востоке от Москвы за два моста.
И жизнь в соседях у Москвы так непроста-
Дороги на Москву века живут в запарке.

В татар — монгольские тягчайшие года
Стромынский путь к Москве служил форпостом,
Окрепли Щитниково, Лукино тогда.
На страже «щит» и «лук» защитой грозной.

И живы Щитниково, Лукино и в наши дни
И стали частью города, приростком.
Но такова судьба: покой неведом им
Их центр – путь Москвы и Балашихи, ростань*

Владимирка** древнейшая дорога,
Стромынка***превратились в автотрассы.
Ползут в дорожных пробках авто строго.
В Москву, в Москву! За иллюзорным счастьем.

Но вспомним, ведь Москва слезам не верит.
И возвратится кое – кто домой обратно.
Москва строжайше взглядом так измерит…
И примет только сильных. И чаще безоглядна.

И перегружены предельно автотрассы.
С надеждой многие, а кто – то в безнадёге.
Мой город пропускает потоком автомассы
В две широченные, пыхтящие дороги.

02.09.2013г.

* — развилка дорог
**- в настоящее время Горьковское шоссе
***- Щёлковское шоссе

Свидание с морем

Чуть забрезжил утренний рассвет,
Я пришла к тебе, о, чудо — Море!
Стосковалась при разлуке лет.
И большой любви к тебе не скрою.

Слышался мне зов издалека,
И порою бил прибой у окон.
Встречи, как с любимым я ждала,
Чтоб услышать вздохи, в неге шёпот,

Вновь увидеть в золоте рассвет
С восходящими из сини волн лучами,
Жизнь дарящих, день, во благо свет,
Нас друг другу. О, как мы скучали!

Ты в волненье, крылья распластав,
Во всем блеске бело — голубого,
Подхватил, вознёс на пьедестал,
В гребнях волн, шумя:” Прийдеш-шь, я знал!”
Я в объятиях лечу Морского бога.

Мой город что Швейцарии кусочек

Мой город, что Швейцарии кусочек:
Есть горный спуск для лыжников, леса.
В лесах живого вернисажа красота,
В любую пору отпускать не хочет.

Всех, кто способен наслаждаться ею,
Картины в творчестве своём запечатлеет,
Тех, кто в душе уносит светлой радость,
И с благодарностью — природы — святость.

Мосты соединяют и мосточки
С зелеными Пехорки берегами.
Бегут аллеи к рощицах борами
Вдоль фонарей, что освещают ночи.
Микрорайоны -акварель — раскраской.
И отражаются по водным зеркалам,
Картины в колыханье, словно в сказке,
Со стайкой уточек, плывущих по волнам.

Я …пусть не замок… Домик возвела б
У озера лесного или пруда.
В таком ведь Балашиха и жила,
С крон вековых встречая в солнце утро.

И угощала чаем всех заблудших
Или пришедших к травнице с мольбой.
А чай из ягод, трав, цветов пахучих-
Целебный чай и вкусом неземной.
А в доме аккуратностью — Швейцария,
Весь интерьер в неброской красоте,
Без « кое – как» в казённой скукоте,
А творчеством – романтиков фантазия.

Но …есть, зарождена традиция о чае!
Мариной, ( с греческого –« Девою морской»).
В День города бесплатно угощают
Всех сладким чаем — ароматною водой.

С добавками из мяты, из душицы — Марины с Балашихи в праздник –чай.
Чай в самоварах шишками дымится.
На травах местных, не заморских, знай.

Таков мой город, что Швейцарии кусочек.
В нём синеглазые озёра и пруды,
Леса и речки с древней старины,
Умиротворение с мечтой пророчат.

Перед гостями красоваться город хочет.
Он знает: не лишен природной красоты.

01- 08.09.2012г. ( Дни города Балашихи)

Зимний вернисаж

Бело — голубые акварели
Богатейшею палитрой расплескались,
По лесу снежистом красовались.
В лёгком ветре ракурсом менялись.
Блеск! Картины Мастера-Метели!

И чего Метель не сотворила
Неусыпно ночью напролет:
Все дубы в папахи нарядила,
Соснам шали пуховые подарила.
Кисея берёзам так идёт!

Средь снегов красуются рябины,
Собрала Метель из них букет.
Как искрит, играет красный цвет!
Серебрит лучистый солнца свет.
Снегири картину довершили.

Бескорыстен вернисаж, доступен-
От Природы царственной щедроты,
О монете звонкой нет заботы.
Здесь не отвлекают цены, льготы.-
Мир духовности высокой неподкупен.

На холме в небесной голубени
В кружевах роскошнейшие ели
Льдинками хрустальными звенели,
Треньканьем синички вдруг подпели.
Бело — голубые акварели!

Январь 2004г.

Откровения травницы

Я явлюсь к вам плодами шиповника
Иль купальницей — розой – лесной,
Испокон что зовут золотой,
Иль цветком ароматного донника.

Тот успеет, кто в жизни торопится.
Полечу к вам крылатой горлицей
Или с ласковой песнею ласточкой.
Коли хворь исцелю — буду счастлива.

Напою и придам сил настойкою
Ягод дальневосточных лимонника.
Пусть телесный ваш дух возрождается,
Силой жизненной наливается.

С мёдом липы дам чай с иван — чаем,
И душицы цветов примешаю.
Пейте чай Балашихи целебный
С силой леса, с солнцем летним!

Появлюсь долголетие вам подарить.
И запомнится взгляд – незабудочек синь.
Говорят, с сини рек и небес он красив,
Благом, негой и лаской в заботе горит.

Появлюсь я нарядной на праздники,
С вами радости общей порадуюсь.
В хороводе пойду я лебёдушкой
На полянке лесной или полюшком.

Не колдунья, не ведьма. Я с древних лесов.
Я цветочница, травница с магией слов.
Те слова отыщу, что бы веру вселить:
Лишь со светлой душой можно долго прожить.

Колдовской рассвет

На рассвете просыпавшегося утра
Весенней соловьиною порой
По заводи Серебряного пруда
Кувшинки раскрывались над водой.

Среди ветвей густой плакучей ивы
Луч солнца высветил девицу молодой.
И руки в тенях трепетно водили
Под дирижёрский лучик золотой.

И знаки толь кувшинкам подавались,
Чтоб не проспали первые лучи,
Иль девой птичьи трели управлялись,
Чтоб не ломали стройный хор грачи.

И захотелось рядом быть с девицей
И знаки колдовские подавать
В тенетах ив загадочной царицей…
О, Бог! Природой мне повелевать?!

Миг и растаял силуэт колдуньи,
И лучик дирижёрский с ней исчез.
Не посмеялся ли из чащи бес?
Но бесовщину лучики проткнули.

Цветы кувшинок – сами по себе,
Никем, ничем они не управлялись.
Летели трелечки из синевы небес,
По лесу песней рассыпались.

Над заводью Серебряного пруда
Всем овладела яркость утра.
И пруд под солнцем серебрился,
Он весь от радости светился.

Храм природы

Мне полюбились так леса
В моём когда – то скромном городе.
Лес – храм по жизни в тяжком мороке.
Ему я боль с тоской несла.

Храм сил духовных придавал,
Смягчал душевные терзания.
Мы с ним – частица мироздания,
Что с тщанием Господь создал.
Мы энергетик единение
И дополнение друг друга
Одной эпохи, без сомнения,
Вращение земного круга.

Мощь леса, щедрость с красотой
Без корысти бесстыдной, злой.
Природы храм – верх откровений
Для силы духа воскресений.

08.07.2013 г.

Мой город

Мой город не от бабушки.
В таких лесах красивых
За травами ходили Ладушки,
И лад с елеем приносили.

Они – целительницы духа
И ран душевных и телесных.
Нет, не колдуньи, не старухи.
Их ждали, как и благ небесных.

А исцеляет только добрый
Со светлым ликом и душой,
Здоров кто телом, нравом кротким,
А не с трясущейся рукой.

Мой город молод. По лесам
Озёрам, рекам и прудам
Не может быстро постареть — Всего за сотню с лишним лет.

Да и не Он. Точней – Она.
Судьба от женщины дана.
Природной столько здесь любви…
Как можно некрасивой быть!

И горожане, помня, чтут,
Приумножают красоту.
Любовь их к городу видна.
Здесь дом родной — обителью добра.

Крест

Распятому на собственных костях,
как на складном кресте, обросшем мною,
мне будет знак – и долгий срок скостят,
и в тёмных водах
женщины омоют.

Пока же я не занесён в реестр
небесных неотложных отправлений,
так неопасно проступает крест
костяшками обычных сочленений.

И пусть о нём уже на все лады
подозревает ушлый соглядатай,
я снова совпадал с тобой – и ты
в который раз была на мне распята!