Приятное убийство

А на улице сегодня снегопад.
Не трагично? Расстреляю тебя взглядом!
Ты снежками, еле-еле, невпопад.
Неумеха! Ну а я стрелок со стажем!
Без осечек, точно в цель летит мой взгляд.
Для убийства не хватает поцелуя.
И сегодня умереть ты очень рад,
В ложе ангельском торжественно ликуя.

Невеста

Корсет потуже, затаи дыханье!
Ещё чуть-чуть, и сбудется мечта!
И в ностальгии первое свиданье:
Ночное небо, звёзды и луна…
Фата прикроет слИвовые губы.
ИзмЕнится ли что-то в поцелуе…
Он слаще кажется под отзвук румбы
Откуда-то и крики «горько» в суе.
Прекрасна! Фея! Мечутся ресницы,
Стреляют взгляды… Дождь, шампань, шато…
Вдвоём.Дорог затёртых вереницы
Вдали, умчат нарядные авто.
Серьёзный шаг.Для этих двух он-мелочь,
Два сердца бьются чаще, в унисон.
И опьянит таинственная полночь,
Страсть пробуждая, поглощая сон.
Падёт невесты белый пеньюарчик,
И локонов сгущёных колоски
Растреплет нежно обручённый пальчик
Её мужчины и её тоски.

Я хочу целовать...

Я хочу целовать твои руки,
Каждый шрамчик на теле родном.
Просто так.От веселья, от скуки
Прятать слёзы за сильным плечом.
Я хочу целовать твои губы,
Разрывая материи слой
И впиваясь до крОви, так грубо,
Как никто не посмел бы другой!
Я хочу целовать твои ноги
До щекотки, резвясь и резвя.
Я хочу целовать-так немного!
Проникать сквозь тебя, всюду, вся!
Я хочу, чтобы стали противны
Поцелуи тебе в первый раз!
Я хочу целовать так наивно,
Так по-детски, то в носик, то в глаз!
Я хочу целовать тебя нежно,
Пробуждая желание, страсть.
Я хочу! И живу я в надежде,
Что позволишь себя целовать!

Памяти родных и близких

Тихим эхом летят с того света
Голоса самых близких людей,
Посылая нам с неба приветы
С шумом ветра и дробью дождей.
Но во снах лица их созерцаем
Почему-то всё реже с годами.
Неужели мы их забываем?
Как боюсь я проститься со снами!
Как боюсь встать с утра и не помнить
Тот, из прошлого, образ живым!
Как боюсь пустоту я заполнить
И тоску по ушедшим родным!
Не хочу забывать боль утраты,
Ведь забыть значит всё потерять.
Верю, встретимся все мы когда-то,
Только стоит чуть-чуть подождать.
Пусть же эхом летят с того света
Голоса самых близких людей,
Посылая нам с неба приветы
С шумом ветра и дробью дождей.
Ну а мы, голосам их внимая,
Будем чаще молиться и верить,
Что настанет черёд всё исправить,
И что смерть-ещё не потеря.

Две судьбы

И коснулись две судьбы одна другой ладонью,
Соскользнули вниз, к земному, с тающих вершин,
Закружились лепесточком в поднебесном море,
Озаряя светом алым серость паутин.
Глаз серебряных ресницы распахнулись жадно,
Впитывая нежность из воздушной теплоты,
И вершинная отселе талая прохлада
Испарилась в трещинках судьбиной наготы.
Пролетали ветры злые, мнящие свободой,
И дождей холодных капли остудить клялись,
Но сведённые любовью вместе год за годом
Всё идут, ладонь в ладони, по дороге в жизнь.

Полночный берег

Полночный берег, шум морской волны
Лелеют слух и будоражут чувства.
Вчерашней ночью встретились мне вы,
И стало всё поверхностно и пусто.
Который раз на этом месте жду
И вспоминаю дивного мужчину:
Глаза-гранаты, стан и белизну
Воротничка, прикрывшего щетину.
Как жаль, что имени не знаю я!
А может быть, важнее эта искра
И миг, что кажется столь райским?
Тогда и вы, далёкий, стали близким.
Полночный берег тих, но груб со мной.
О вас он шепчет на ухо, тревожит
И наполняет лёгкие смолой
И никотином въедливым, и гложет.
О, имена!.. Отнюдь не нужный фарс!
Есть вещи явно поважнее в мире.
Одним глазочком, чуточку, хоть раз
Увидеть вас в синеющем эфире*.

*эфир-в античные времена понимался как заполнение пустоты

Кофе в постель

Разбудит мягкий шёпот и запах капучино.
Глаза открыв, поёжусь и сонно улыбнусь.
Принёс в постель мне кофе любимый мой мужчина.
Для гордости есть повод! И я уже горжусь.
Неважно, что заляпан линолеум на кухне.
Неважно, что горелым разит на весь подъезд.
Он нежно мне целует мозолистые ступни,
И на проблемках быта я ставлю жирный крест.
Конечно подрывает спокойствие соседка!
Колотит в дверь нахально, расправою грозит!
Ведь у неё бульдоша, щенок-друг человека!
От запаха такого всё утречко хандрит!
Потреплет сучка нервы, и-в кресло, к «Кармелите».
Загавкает бульдоша.Вниманьем обделён.
Прервут серьальчик крики, стучите-не-стучите,
Мы заняты оргазмом, никого нет дом…
Аааааааааааааааааааааааааааааааааа…

Твои глаза.

Мне сердце пламя опалило,
Очей чарующий призыв,
В них глубина на дно манила,
И я погиб, про всё забыв.

О, эти губы, роза меркнет,
Я сам с собою не в ладах,
Перед тобой луна бледнеет,
А правда где — то, не в словах.

Твоя фигура совершенна,
Я прелесть всю не передам,
Лишь знаю только, что безмерна
Любовь божественная к нам.

Я отдаю себя вам в руки,
Моя взашедшая звезда,
Иначе смерть в бессильной муке,
Не быть счастливым никогда.

На берегу

Морской лазурный берег
И шелест нежных волн,
Любовный первый трепет,
И взгляд желаний полн.

И поцелуя миг волшебный,
Дурманы дивных грёз,
Слова признаний нежных,
И сладость горьких слёз.

А море тихо плещет,
Ласкает тёплый бриз,
Душа от чувст трепещет,
Ликует браво, бис.

И звёзды светят в вечность,
Покой ночи храня,
Любовь, надежду, верность
Берёг в себе тая.