В ночном парке

В ночном парке

В парке ночном под луной
Двое брели тихим шагом,
Он её гладил рукой,
Где посторонний не стал бы.
Видно, два сердца, давно
В тайне ль, открыто встречались,
Счастьем сияло лицо,
Праздником встречи казались.
Ох, не скрывая огня
Парень припал к ней губами,
Дева ж в ответ оплела
Милому шею руками.
Страстен был их поцелуй,
По нЕбу лилось сиянье, — Ночь для любви хороша,
Для волшебства и признаний.

Вальс

В каждой паре мелькающих глаз
Вижу близкие сердцу родному,
Снова музыка, медленный вальс,
И они убегают к другому.
Я по залу метаюсь в поту,
Фраки, платья, да чёртовы шляпы,
— Где же вы? — умоляю в бреду, — Окажите влюблённому знаки.
— Вы позволите, сударь?
— О, нет!
Моё сердце для танца закрыто.
Если только счастливый билет
Не увижу в руках Афродиты.

Читать дальше →

Будь счастлив я услышал в тишине

Будь счастлив! — я услышал в тишине,
Слова как меч над плахой прозвучали,
Руби с плеча, доподлинно судьбе
Известна жизнь дальнейшая в печали.

Любовь была началом и концом,
Я ею жил и грезил вечерами,
Писал стихи для музы пред окном
И видел лик любимой за свечами.

Желал тепла и верил в доброту,
Любовь дала надежду на спасенье,
Но это ложь! Я с нею и умру,
Поставим крест на нашем приключенье.
2013

Мы многого друг другу не сказали

Мы многого друг другу не сказали,
Любовь слепила счастием глаза,
Сегодня здесь, а завтра там бывали,
А по ночам кутили до утра.
Я был влюблён, и слеп, как то бывает:
Душа песнь пела от родных очей,
От запаха, что тело источает,
От бёдер складных, от сосков грудей.
Я часто ночью сонной наслаждался
В кромешной самой, непроглядной тьме,
Как малый мальчик с локоном игрался,
Шептал на ушко всё, что на уме.
Слова и… время! Вас мне не хватает —
Всего бы сделать шаг один назад,
Напомнить сердцу как любовь пылает,
Как живописен сказочный закат.
И под луной под отзвуки гитары,
Под чутким гласом музы и светил
Спеть серенаду для любимой дамы…
Чего себе я позже не простил.

Самая красивая

Ты самая красивая на свете,
А кто не слышит повторю сто раз:
Нет женственнее девы на планете
С таким же изумрудным блеском глаз.

С такой же грациозностью и станом,
На зависть древнегреческим богам,
А волосы… Их солнце целовало,
Добавив света сказочным глазам.

А губы — как медовое творенье,
Из первоцветов райских берегов,
Вкусив, себя отыщешь в сновиденье,
Но возвратиться будешь не готов.

Твой голос восхвалять могу часами,
Он нежен, мелодичен, не спесив,
Чаруясь, в облаках с тобой витаю,
В объятьях крепких музу ухватив.

Любовь к тебе не властна надо мною...

Любовь к тебе не властна надо мною,
В заложниках душа у сладострастных губ,
Грущу, когда один, тоскую и скучаю
По запаху волос, сплетенью наших рук.

Твой голос струйкой нот бежит внутри по венам,
Я слушаю его, как избранный альбом,
В моей душе зима спешит смениться летом,
Вот только бы любовь не обернулась сном.

О, ущипни меня, сожми ладонь рукою,
Дай в мыслях осознать, что счастлив наяву,
Как тяжело любить, дышать одной тобою,
Но ради этих губ я жизнь перечеркну.

Не каждому дано нести такое бремя,
Пылаю от любви, целуя стопы ног,
Ты — ангел во плоти, прекрасная Венера,
Я Господа молю, чтоб он душе помог

Любить, и не сойти с ума мне потихоньку,
Пылать, но не сгореть отверженным в аду,
Всегда в глазах читать «я счастлива с тобою»,
А мне шептать в ответ «я с ангелом в раю».

Неспокойное сердце

Ну что тебе на месте не сидится,
Как будто в клетке чувствуешь себя,
Неровен час беде какой случиться,
О, сердце, она будет ждать тебя.

Уж полночь на дворе, луна на небе
От холода укрылась среди туч,
Фонарь, и тот, с ленцою сонной светит,
Бросая тень на горы снежных куч.

А ветер, посмотри, какой он злобный,
Как зноем пробирает до костей,
Нельзя ли нам отправиться с восходом,
А не сейчас, пришпорив лошадей?

Я знаю, каково тебе в разлуке,
Ее сердечко тоже вряд ли спит,
Для двух влюбленных нет страшнее муки,
Когда одно из них внезапно замолчит.

Давай ты отдохнешь, и я с тобою,
Представь, у нас свидание во сне,
Вот так, спокойней, тише, за мечтою
Сейчас мы полетим. Доверься мне.

Я слышу голос...

Я слышу голос в каждом сновиденье,
Такой далекий: «Где же ты, малыш?»
Бегу на зов, и в сумраке виденье
Опять гласит: «Любимый мой, услышь!»
— Я слышу, да, но не могу добраться,
Дай знать куда мне надобно лететь,
Хоть в ад пойду, чтоб крыльями обняться,
И прошептать: «Любимая, привет».
— Иди ко мне, послушай стук биенья,
Биенья сердца, сжатого тоской…
— В моей душе печальней песнопенье,
В моей груди пронзительнее вой…
Ищу пути, боюсь остановиться,
И вдруг, поодаль, вижу силуэт…
Эх, если б сну чуток еще продлиться,
А так опять нас разлучил рассвет…

Красота твоих глаз ослепительней яркого света

Красота твоих глаз ослепительней яркого света,
Не один из мужей не восхвалит тебя выше неба,
Написать о любви может быть суждено и любому,
Но чтоб пела любовь — это дар и знаменье родному.
Пусть на зависть другим Луна будет бледнеть пред тобою,
Осыпать серебром и камнями топаза морского,
Ну а солнце молить сделать ярче рассвет от улыбки,
И закату тогда не придется краснеть за ошибки.
Только мне одному эта тайна природы известна,
Я ее унесу в мир иной вместе с пламенным сердцем,
Но сейчас я хочу наслаждаться очей красотою,
И в сонетах мечтать о любви ослеплённой душою.

Безмолвна ночь...

Безмолвна ночь…

Безмолвна ночь. Не слышно птичье пенье,
Восток затягивало серой массой туч,
Луна с ленцой холодное свеченье
Бросало наземь, как последний света луч.

Он у окна, с пылающей любовью,
С глазами, полными надежды и огня,
Взор приковал к петляющей дороге,
Где появиться через миг должна она.

Час пробежал. Еще. Тянулось время,
Молчал предательски входной двери звонок,
Еще чуть-чуть, в нем теплилося вера,
Сегодня он услышит райский голосок.

А между тем густою пеленою
С луною сонной небосвод заволокло,
И в тот же миг причудливой росою
Покрылось с улицы оконное стекло.

Нет, не придет, напрасное терзанье,
В его душе печаль натянута струной,
Стучат в висках слова и обещанье:
«Устроим вечером свидание, родной».

При мыслях дождь сильнее барабанил,
Слились в едино дождь и сердца такт,
«Я жду тебя, любимая», — гром грянул,
И разыгралась настоящая гроза…