Мой дивный ангел

Я уповаю на тебя, мой дивный ангел,
Мне не припомнить за года и пары дней,
Чтоб я парил и как ребёнок был бы счастлив
От мне открывшейся любови вновь теперь.

О, это чувство в моем сердце безгранично,
Нет столько рук, чтоб моё счастье обхватить,
И по лицу уже давно, друг милый, видно,
Что где-то вирус смог любови подхватить.

В разлуке сердце переполнено тревогой,
Лежу в бессоннице с тоскою напролёт,
И каждый день встречаю солнце на востоке
В надежде, что оно растопит в сердце лёд.

Маленький томик в холодных руках

Маленький томик в холодных руках,
Блеск от слёзы на румяных щеках,
Время уснуло, часы не идут,
Строчки в глазах хаотично снуют.

Он свою душу излил Ей в стихах,
Грезил летать в кучевых облаках,
Видел в глазах Её страсть и любовь,
Как прикоснётся к соскам её вновь…

Слёзы бежали горячей рекой,
Души развенчаны были судьбой,
В памяти всплыли картинки тех дней:
Вечер, цветы, и огни фонарей.

Боже, а вдруг Она здесь не одна,
Вот на плечо сейчас ляжет рука,
Тело послушно отдастся устам,
Двери пред ним открывая в свой храм…

Нет. В окружении сумрак ночной,
Свет ночника, да стихи под рукой.
Слишком уж поздно она поняла,
Как не хватает мужского тепла.

Трудная минута

Настала пауза, молчанье гробовое,
Не видно радости в потупленных глазах,
Завяло дерево любови вековое,
А ведь недавно ещё было всё в цветах.
И эти дни я вспоминаю с неохотой,
Нет, отчего же, было сердцу хорошо,
Любовь берёг, ей отдавался и заботой
Всегда старался окружить, как только мог.
Да, может быть, я показался непутёвым,
Иль ты на теле обнаружила изъян?
Иль обозвал тебя нечаянно коровой?
Иль на свидание являлся в стельку пьян?
— Нет, нет, нет, нет, — твердишь ответ немногословно,
— Да что же мне слова клещами доставать?
— Моя душа сейчас открыта для другого…
— О, боги, как же мне всё это понимать?
— Не надо ссор, не жди ответных оправданий,
Судьбой предписано дорогам разойтись,
Но та любовь, что зародилась между нами,
Со мной останется навеки, мой малыш…

Считая минуты

Ты мне подарила надежду на счастье,
Любовь показала в ярчайших тонах,
Я снова вдруг вспомнил о сложенных крыльях,
И как люди ищут любовь в облаках.

Одна за другою проносятся ночи,
Наступит заветное время для душ,
Как завороженный смотреть буду в очи,
Тонуть в океане волнительных чувств.

Мы две половинки, как плюс и как минус,
Судьбой разлучённые по полюсам,
Я верил, когда-нибудь будем мы вместе,
И я прикоснусь вновь к твоим волосам.

Меня запах твой как всегда одурманит,
Ослепнув, прижмусь к твоим сладким губам,
Касания кожи тела возбуждают,
Уже в неизвестность плывём по волнам.

Разрушить оковы любви невозможно,
Ты, словно наложница, мне подчинена,
Руками скользну вниз я в такт осторожно,
И в рай устремится на крыльях душа…

Прелюдия

В полумраке ночи, в лунном свете
С тебя медленно платье сниму,
Чувству страсти не будет предела,
Я в объятья тебя заключу.
Мы биенье почувствуем сердца,
От любви в глазах будет дурман,
Обожгу губы в страстном порыве,
Прижимая твой девственный стан.
А потом подниму аккуратно
И как самый бесценный алмаз,
Отнесу на руках тебя в ванну,
Не сводя взгляд с твоих карих глаз.
Побегут там по телу потоки
Будоражащей тёплой воды,
От волненья закроешь глаза ты,
Наслаждаясь мгновеньем любви.
Я руками коснусь ягодиц,
Грудь придавлена плотно сосками
Ручейки нападают с ресниц,
Ты издашь стон, прижавшись ногами
Заскользят мои губы по шее
Между ласками тёплой воды,
Ты опустишь мне руки на шею
И прошепчешь: «малыш мой…люби…»

книга ОБЛАКА

Поет душа

Льется музыка в сердце рекой,
Рвется душонка сквозь оболочку,
Нелегко быть спокойным с тобой,
Поцелуем осыпавши мочку.

Нечто тянет к медовым устам,
К шелковистым из золота прядям,
К голубым и бездонным глазам,
Кожу рук бархатистую гладя.

Растворяюсь, плыву по волнам,
Опускаюсь в пучину, ныряю,
Может счастье мое сейчас там,
Я сердечком его ощущаю.

Или счастье сейчас в облаках,
И мне нужно на крыльях подняться,
Когда рядом ты, нужен то взмах,
Чтобы к счастью родному помчаться.

Я бы с музой мог веять стихи,
Приютившись на пике вершины…
Бесподобны полеты души,
Когда, друг мой, распахнуты крылья.

Но сейчас я писать не хочу,
Я для музы найду еще время,
Лучше в сердце с любовью войду
И наполню его теплом лета.

Остров

Причалив к берегу, спустился я на землю,
Волна прохладою вглубь острова гнала,
От долгих странствий мои ноги занемели,
И потому сейчас не слушались меня.

Я огляделся: впереди тянулись скалы,
Укрыв зелёным покрывалом наготу,
Вдруг на вершине чей-то лик в лучах забрезжил
И в тот миг поплыл к хрустальному дворцу.

Тяжелой поступью я двинулся на берег,
Ведомый чувством, подниматься стал наверх,
Кустарник вытеснил с дороги камень серый,
Меня препроводивший ко дворцу чудес.

Сверкали стены без единого изъяна,
Ворота украшал герб с парой лебедей,
Верхушки башен скрылись в небе за туманом,
Но нигде не было присутствия людей.

И на одной из башен дивного ансамбля
Тот самый образ, что я давеча узрел,
Он в жемчугах, усыпанных на платье,
Для океана колыбельную песнь пел.

В сем образе без права разглядел я фею,
Осанка, плечи, голос как у соловья,
Пока я сам не смог увидеть, не поверил,
Что красоту такую прячут небеса…

На дне морском

На дне морском, в холодном окружении,
В кромешной тьме, среди подводных скал,
Моя душа томилась в заточении…
Но, Боже мой, об этом ль я мечтал?

Забыть про всё, про боль и про теченья,
Смотреть наверх, а не по сторонам,
Искать в луче мерцающем спасенье,
И помнить – рай жить с Богом на земле.

Еще чуть-чуть, и вот она поверхность,
Покину склеп бездушной глубины,
Но вот беда – затягивает вечность,
Силком назад ведет за кандалы…

Забыл. Я раб, опутанный цепями.
Слуга для Тьмы. Отсюда не сбежать.
Я знал любовь. Летал над облаками…
А без неё в грехе стал увядать.

Высокий холм манил своей дорогой,
Бредя по ней, я клял, как мог, судьбу:
«Ну как же так? За что?» И ненароком
Я для души подвёл своей черту…

Полеты души

Наверно мы способны на полёты:
Вот так взмахнуть расправленным крылом,
Лететь туда, где льются песней воды,
Где для души желанный, отчий дом.

Я верю в сон, в галактики другие,
Луна для нас — небесный проводник,
Сон бережёт секунды дорогие,
Когда душа полёт свой совершит.

Я был там вновь. О, Боже, как красиво,
Жизнь дарит свет, который бы угас,
Ещё теплей, когда я там с любимой,
И вижу свет её волшебных глаз.

И вот опять мы вместе, мы едины,
Внутри поёт натянутой струна.
Ладонь в руках, и запах апельсина
Вдыхаю, нежась, с радостию я.

Ну а потом объятья, поцелуи,
Горят от страсти пламенем уста,
Вот — вот в раю, а я здесь просыпаюсь,
И новый день жить должен без тебя.

Ох, эта боль, пропитанная чувством,
Желаньем грёз, убийственной тоской,
Когда ещё таким счастливым буду,
Как не во сне, среди цветущих роз.

То будет сад, наполненный цветеньем,
И уголок из алых лепестков,
Любовь сама толкнёт нас на сближенье,
Оставив утром музу для стихов.

Я искал любовь повсюду

Я искал любовь повсюду,
В каждом тихом уголке,
С ней мечтал, что счастлив буду
До конца дней на земле.

Но судьба вдруг отвернулась:
Не бывать счастливым вам.
Жарких уст рукой коснулась, — Не стучать в любви сердцам.

Я проснулся среди ночи,
Стал во тьме искать тебя,
Заметалось сердце в боли,
Грустной сделалась луна.

Я не верю, всё неправда,
Это вымысел и сон,
Завтра снова буду рядом,
И теплом твоим пленён.

Почему же неспокойно,
Еле слышен стук в груди,
В горле сильно пересохло,
И мне холодно в тиши.

Знать судьба не пошутила,
Билась жизнь в её руках,
Ядом сердце опоила,
Рассмеявшись на глазах.

Угасают в сердце чувства,
Словно осень закралась,
И любовь под шелест листьев
Вырвав сердце, унеслась.