Поет душа

Льется музыка в сердце рекой,
Рвется душонка сквозь оболочку,
Нелегко быть спокойным с тобой,
Поцелуем осыпавши мочку.

Нечто тянет к медовым устам,
К шелковистым из золота прядям,
К голубым и бездонным глазам,
Кожу рук бархатистую гладя.

Растворяюсь, плыву по волнам,
Опускаюсь в пучину, ныряю,
Может счастье мое сейчас там,
Я сердечком его ощущаю.

Или счастье сейчас в облаках,
И мне нужно на крыльях подняться,
Когда рядом ты, нужен то взмах,
Чтобы к счастью родному помчаться.

Я бы с музой мог веять стихи,
Приютившись на пике вершины…
Бесподобны полеты души,
Когда, друг мой, распахнуты крылья.

Но сейчас я писать не хочу,
Я для музы найду еще время,
Лучше в сердце с любовью войду
И наполню его теплом лета.

Остров

Причалив к берегу, спустился я на землю,
Волна прохладою вглубь острова гнала,
От долгих странствий мои ноги занемели,
И потому сейчас не слушались меня.

Я огляделся: впереди тянулись скалы,
Укрыв зелёным покрывалом наготу,
Вдруг на вершине чей-то лик в лучах забрезжил
И в тот миг поплыл к хрустальному дворцу.

Тяжелой поступью я двинулся на берег,
Ведомый чувством, подниматься стал наверх,
Кустарник вытеснил с дороги камень серый,
Меня препроводивший ко дворцу чудес.

Сверкали стены без единого изъяна,
Ворота украшал герб с парой лебедей,
Верхушки башен скрылись в небе за туманом,
Но нигде не было присутствия людей.

И на одной из башен дивного ансамбля
Тот самый образ, что я давеча узрел,
Он в жемчугах, усыпанных на платье,
Для океана колыбельную песнь пел.

В сем образе без права разглядел я фею,
Осанка, плечи, голос как у соловья,
Пока я сам не смог увидеть, не поверил,
Что красоту такую прячут небеса…

На дне морском

На дне морском, в холодном окружении,
В кромешной тьме, среди подводных скал,
Моя душа томилась в заточении…
Но, Боже мой, об этом ль я мечтал?

Забыть про всё, про боль и про теченья,
Смотреть наверх, а не по сторонам,
Искать в луче мерцающем спасенье,
И помнить – рай жить с Богом на земле.

Еще чуть-чуть, и вот она поверхность,
Покину склеп бездушной глубины,
Но вот беда – затягивает вечность,
Силком назад ведет за кандалы…

Забыл. Я раб, опутанный цепями.
Слуга для Тьмы. Отсюда не сбежать.
Я знал любовь. Летал над облаками…
А без неё в грехе стал увядать.

Высокий холм манил своей дорогой,
Бредя по ней, я клял, как мог, судьбу:
«Ну как же так? За что?» И ненароком
Я для души подвёл своей черту…

Полеты души

Наверно мы способны на полёты:
Вот так взмахнуть расправленным крылом,
Лететь туда, где льются песней воды,
Где для души желанный, отчий дом.

Я верю в сон, в галактики другие,
Луна для нас — небесный проводник,
Сон бережёт секунды дорогие,
Когда душа полёт свой совершит.

Я был там вновь. О, Боже, как красиво,
Жизнь дарит свет, который бы угас,
Ещё теплей, когда я там с любимой,
И вижу свет её волшебных глаз.

И вот опять мы вместе, мы едины,
Внутри поёт натянутой струна.
Ладонь в руках, и запах апельсина
Вдыхаю, нежась, с радостию я.

Ну а потом объятья, поцелуи,
Горят от страсти пламенем уста,
Вот — вот в раю, а я здесь просыпаюсь,
И новый день жить должен без тебя.

Ох, эта боль, пропитанная чувством,
Желаньем грёз, убийственной тоской,
Когда ещё таким счастливым буду,
Как не во сне, среди цветущих роз.

То будет сад, наполненный цветеньем,
И уголок из алых лепестков,
Любовь сама толкнёт нас на сближенье,
Оставив утром музу для стихов.

Я искал любовь повсюду

Я искал любовь повсюду,
В каждом тихом уголке,
С ней мечтал, что счастлив буду
До конца дней на земле.

Но судьба вдруг отвернулась:
Не бывать счастливым вам.
Жарких уст рукой коснулась, — Не стучать в любви сердцам.

Я проснулся среди ночи,
Стал во тьме искать тебя,
Заметалось сердце в боли,
Грустной сделалась луна.

Я не верю, всё неправда,
Это вымысел и сон,
Завтра снова буду рядом,
И теплом твоим пленён.

Почему же неспокойно,
Еле слышен стук в груди,
В горле сильно пересохло,
И мне холодно в тиши.

Знать судьба не пошутила,
Билась жизнь в её руках,
Ядом сердце опоила,
Рассмеявшись на глазах.

Угасают в сердце чувства,
Словно осень закралась,
И любовь под шелест листьев
Вырвав сердце, унеслась.

Смертный приговор

Амур мне вынес смертный приговор
Без апелляции, суда и разбирательств,
А кто сказал, что я к нему готов,
Хоть на лицо толмуты доказательств?

Я не хотел идти на эшафот,
Но за меня судьба все предрешила,
В один из дней, когда расцвел восход,
Мне грудь стрела Амурова пронзила.

Я не просил. Ну может быть чуть-чуть
Просил у звезд рождественского зелья,
Мечтал во сне на ангела взглянуть,
Пускай пришлось б спуститься в подземелье.

Но кто же знал, что яркою звездой
Он снизойдет в любовные объятья,
Запахнет день цветущею весной
И запоет душа от воздыханья.

Я с ним бродил по радужным мирам,
Он подарил вселенную на счастье,
Уже тогда скучал я по глазам
Хотел к губам прижать ее запястье.

И вот теперь судьбою осужден,
Что не сумел пройти все испытанья,
Зато впервые встретил я любовь.
Прощай, мой ангел. Или до свиданья?

Плачут о рзлуке небеса

Знаю, верю, ты сейчас грустишь,
Плачут о разлуке небеса,
В трубку телефонную молчишь,
Безымянны теплые слова.

Дождь стучит тревожнее в окно,
Словно сердце мается в неволе,
И в ручьях бегущих налицо
Вижу очертание родное.

Боже, как хочу её обнять,
Тянутся ладони к её кудрям,
По рукам дождь принялся стекать,
Словно слёзы с озерец подруги.

Не молчи, я чувствую тебя,
Мы повязаны любовной нитью,
Умирают без любви сердца,
К вечности подталкивая жизни.

Награда для поэта

Люблю смотреть на мимику лица,
Как ты порою губки поджимаешь,
Как неприступны, каменны глаза,
Когда стихи воочию читаешь.

Ход мыслей здесь, увы, не угадать,
Мне не дано читать на расстоянье,
Позор? Успех? Иль пламени предать
Прелюдно всем поэтам в назиданье.

Вот глаз моргнул, слезинка потекла,
Виной тому возможное цветенье,
А вдруг в стихах открылася душа
И поняла поэта вдохновенье?

Прочитан стих. Отложена тетрадь.
Как критик жду честнейшего ответа.
Вдруг поцелуй горячий дал понять,
Что он и есть награда для поэта.

Неверная любовь

День был потерянным напрасно,
А я его так долго ждал,
Искал нежнейшие соцветья,
И подарить с колен мечтал.

Я ночь с бессонницей боролся,
Свет тускло падал мне на стол,
С напавшей музою извелся,
Любовь — смертельный приговор.

И, как романтик, на закате
Хотел стихи преподнести…
Сейчас они в костре сгорают,
Разносит ветер прах любви…

ОН обнимал тебя за плечи,
Губами ник к твоим устам,
Январским стал июльский вечер,
И взор затмила пелена.

Не значит ли, когда доселе
Мы были вечером одни,
Играя чувствами в постели,
Ждала совсем чужой любви?

Я растворился в летнем зное,
Цветы оставив, где стоял,
Как сердце плакало от боли…
И холод в спину погонял…

Бессонная ночь

Уже которая бессонной длится ночь,
Уже светила все я знаю наизусть,
Но сон сегодня не торопится помочь
Опять забыться от страданий и уснуть.

Терзает сердце опьянившая любовь,
Невыносимо тук — тук мечется в груди,
Ах, как попасть бы снова в мир из сладких грез
В объятья нежной и чарующей любви.

Наверно, видя, как страдаю по ночам,
Как чувства сердце разрывают на куски,
Во тьме Амур ко мне сошел по облакам
И ненавязчиво сел рядом у руки.

— О, милый друг, душа болеет тяжело,
Как притупить мне вечерами эту боль?
Любовь сокрылась в ее недрах глубоко,
В твоей ли власти сделать боль мою другой?

Без слов ладонь его коснулась головы,
О, Боги, как знакомо мне прикосновенье,
Боль отступила и Морфей из темноты
Призвал меня к себе, слух приласкавши пеньем.

И вот, мечта моя заветная сбылась,
Амур исполнил в сновидении желанье:
Я помню, как ко мне ты, ангел, подошла
И прогнала тоску искусностью лобзанья.