В ночном парке

В ночном парке

В парке ночном под луной
Двое брели тихим шагом,
Он её гладил рукой,
Где посторонний не стал бы.
Видно, два сердца, давно
В тайне ль, открыто встречались,
Счастьем сияло лицо,
Праздником встречи казались.
Ох, не скрывая огня
Парень припал к ней губами,
Дева ж в ответ оплела
Милому шею руками.
Страстен был их поцелуй,
По нЕбу лилось сиянье, — Ночь для любви хороша,
Для волшебства и признаний.

Довольно странствовать во тьме

Довольно странствовать во тьме,
Как в бесконечном океане,
Пора найти покой о душе,
Молитву зачитав во храме.

Сознаюсь в тягостных грехах,
Они по жизни неизбежны,
И может там, на небесах,
Я обрету благое место.

Рассвет

Рассвет с утра — чарующее время:
Взгляд устремлён на самый горизонт,
Вот полоса над ним чуть розовеет,
А отвернёшься — светом залит свод.

Земля не спит, природу пробуждает,
Покров бодрится свежею росой,
Бутон цветка лениво расцветает
И голосит, как он хорош собой.

Проснулся шмель у хмелевых сплетений
Стриж заложил на небе пируэт.
О, красота, о время вдохновений,
Благословен будь утренний рассвет.

Мы многого друг другу не сказали

Мы многого друг другу не сказали,
Любовь слепила счастием глаза,
Сегодня здесь, а завтра там бывали,
А по ночам кутили до утра.
Я был влюблён, и слеп, как то бывает:
Душа песнь пела от родных очей,
От запаха, что тело источает,
От бёдер складных, от сосков грудей.
Я часто ночью сонной наслаждался
В кромешной самой, непроглядной тьме,
Как малый мальчик с локоном игрался,
Шептал на ушко всё, что на уме.
Слова и… время! Вас мне не хватает —
Всего бы сделать шаг один назад,
Напомнить сердцу как любовь пылает,
Как живописен сказочный закат.
И под луной под отзвуки гитары,
Под чутким гласом музы и светил
Спеть серенаду для любимой дамы…
Чего себе я позже не простил.

Останься на сегодня у меня

Останься на сегодня у меня,
На улице дождливо и прохладно,
Позволь взглянуть в зелёные глаза,
Поэту это, словно пища, надо.

Я встретил божество среди людей,
Иль ангела, бродившего как ветер,
Светило среди сумрачных теней…
Секунда, повлиявшая на время.

Улыбка осветила взор очей,
Движения рук, как танец двух пернатых,
Такого вы не встретите нигде —
Стоять напротив ангела на равных.

Спасибо за улыбку на устах,
Так хочется узреть тебя счастливой
В цветочных разноцветных лепестках,
(Не лез бы только в нос пух тополиный).

Могу ли расценить твою ладонь,
Как символ вехи нового знакомства,
Как нечто, разбудившее огонь,
Как плата за коварное упорство?

Дрожит от страха влажная рука,
Лицо свинцом, наверное, не к месту,
О, Боже, как пленительны глаза!
Ты подарила счастье и надежду.

Самая красивая

Ты самая красивая на свете,
А кто не слышит повторю сто раз:
Нет женственнее девы на планете
С таким же изумрудным блеском глаз.

С такой же грациозностью и станом,
На зависть древнегреческим богам,
А волосы… Их солнце целовало,
Добавив света сказочным глазам.

А губы — как медовое творенье,
Из первоцветов райских берегов,
Вкусив, себя отыщешь в сновиденье,
Но возвратиться будешь не готов.

Твой голос восхвалять могу часами,
Он нежен, мелодичен, не спесив,
Чаруясь, в облаках с тобой витаю,
В объятьях крепких музу ухватив.

Любовь к тебе не властна надо мною...

Любовь к тебе не властна надо мною,
В заложниках душа у сладострастных губ,
Грущу, когда один, тоскую и скучаю
По запаху волос, сплетенью наших рук.

Твой голос струйкой нот бежит внутри по венам,
Я слушаю его, как избранный альбом,
В моей душе зима спешит смениться летом,
Вот только бы любовь не обернулась сном.

О, ущипни меня, сожми ладонь рукою,
Дай в мыслях осознать, что счастлив наяву,
Как тяжело любить, дышать одной тобою,
Но ради этих губ я жизнь перечеркну.

Не каждому дано нести такое бремя,
Пылаю от любви, целуя стопы ног,
Ты — ангел во плоти, прекрасная Венера,
Я Господа молю, чтоб он душе помог

Любить, и не сойти с ума мне потихоньку,
Пылать, но не сгореть отверженным в аду,
Всегда в глазах читать «я счастлива с тобою»,
А мне шептать в ответ «я с ангелом в раю».

Неспокойное сердце

Ну что тебе на месте не сидится,
Как будто в клетке чувствуешь себя,
Неровен час беде какой случиться,
О, сердце, она будет ждать тебя.

Уж полночь на дворе, луна на небе
От холода укрылась среди туч,
Фонарь, и тот, с ленцою сонной светит,
Бросая тень на горы снежных куч.

А ветер, посмотри, какой он злобный,
Как зноем пробирает до костей,
Нельзя ли нам отправиться с восходом,
А не сейчас, пришпорив лошадей?

Я знаю, каково тебе в разлуке,
Ее сердечко тоже вряд ли спит,
Для двух влюбленных нет страшнее муки,
Когда одно из них внезапно замолчит.

Давай ты отдохнешь, и я с тобою,
Представь, у нас свидание во сне,
Вот так, спокойней, тише, за мечтою
Сейчас мы полетим. Доверься мне.

Я слышу голос...

Я слышу голос в каждом сновиденье,
Такой далекий: «Где же ты, малыш?»
Бегу на зов, и в сумраке виденье
Опять гласит: «Любимый мой, услышь!»
— Я слышу, да, но не могу добраться,
Дай знать куда мне надобно лететь,
Хоть в ад пойду, чтоб крыльями обняться,
И прошептать: «Любимая, привет».
— Иди ко мне, послушай стук биенья,
Биенья сердца, сжатого тоской…
— В моей душе печальней песнопенье,
В моей груди пронзительнее вой…
Ищу пути, боюсь остановиться,
И вдруг, поодаль, вижу силуэт…
Эх, если б сну чуток еще продлиться,
А так опять нас разлучил рассвет…

Красота твоих глаз ослепительней яркого света

Красота твоих глаз ослепительней яркого света,
Не один из мужей не восхвалит тебя выше неба,
Написать о любви может быть суждено и любому,
Но чтоб пела любовь — это дар и знаменье родному.
Пусть на зависть другим Луна будет бледнеть пред тобою,
Осыпать серебром и камнями топаза морского,
Ну а солнце молить сделать ярче рассвет от улыбки,
И закату тогда не придется краснеть за ошибки.
Только мне одному эта тайна природы известна,
Я ее унесу в мир иной вместе с пламенным сердцем,
Но сейчас я хочу наслаждаться очей красотою,
И в сонетах мечтать о любви ослеплённой душою.