+16.90
Популярность
37.95
Сила

Виталий Юрков

В облаках

Передо мной кружиться стал осенний ветер,
Он в реверансе поднимал листву с земли,
В одном из выпадов его я вдруг заметил,
Как проявляться стали женские черты.

Была, наверно, это всё игра воображенья,
Никто не стал бы специально стоять в нём,
Но мне хотелось бы увидеть продолженье…
Как расступились массы, сделавшись окном.

И я увидел незнакомый женский образ,
Взгляд устремлен её был прямо на меня,
Ронял на плечи ветер белокурый локон,
Движенья девы все изящны, как волна.

«Кто, незнакомка, ты? Богиня или ангел?
Кто одарил тебя небесной красотой?»
Ее слова звучали песней соловьиной,
Я очарован был, не мог ступить ногой.

Она открыла в моем сердце настежь двери,
Его заполнила любовью до краев,
И за спиной расправив ангельские крылья,
Меня с собой в рай забрала средь облаков.

Маленький Купидон

Вокруг меня бросает тени абажур,
А у стены у дальней маленький амур,
Всё истязает свои пальцы тетивой,
Истыкав сердце мое радостно стрелой.

«Ну что ты мучаешь меня, мой Купидон,
Во мне уже твоих стрел маленький вагон,
Иль хочешь, чтобы был похож я на ежа?
Любовь такого не полюбит никогда!

Ты пригласил бы лучше ангела ко мне,
О ком набатом бьет любовь в моей душе,
Нам приоткроешь на мгновенье дверцу в рай
И попадем мы с ней к божественным садам».

Амур задумался с улыбкой на устах,
А вдруг коварный план созрел в его мозгах?
Я пожалел, что рассказал все о мечте,
Теперь, наверно, быть какой-нибудь беде.

Амур исчез, я завалился на диван,
Не помешали бы душе сейчас сто грамм,
Снять напряжение, забыть про разговор…
Как предо мной опять явился Купидон.

И следом в дверь услышал чей-то я звонок,
Вот значит как, а там, наверное, бесок:
«Ну, раз тебе, дружок, амур не ко двору,
Посмотрим, как тебе понравится в аду».

Амур в ответ мне улыбался во весь рот,
Понурив голову, я шел открыть замок,
Засовы щелкнули, дверь распахнулась и
Передо мной был ангел чистой красоты.

«Привет малыш, скучала очень без тебя,
Весь вечер маялась, к себе тебя ждала,
А тут в окно, вдруг, постучал твой Купидон
И мне историю поведал с ежиком».

Я растерялся от волненья перед ней,
Ведь за порогом ожидал найти чертей,
А Купидон хотел действительно помочь,
И двух влюбленных в рай отправить на всю ночь.

Разверзлись перед нами в небе облака,
Ступеньки к звездам потянулись в небеса,
Амур, взяв за руки, повел дорогой той,
С улыбкой ангела и с луком за спиной.

Реальная любовь

Встрепенулась ночь от звуков пианино,
Полетела песня вдаль за сотню вёрст,
Мне с тобою хорошо тогда так было,
Ещё окна разрисовывал мороз.

Голос твой затронул струны в моем сердце,
Помню, как звучала музыка в душе,
Я не смог сидеть безропотно на месте,
Ноги сами понесли меня к тебе.

Ты была в одном вечернем синем платье,
Пальцы рук твои, как пара лебедей,
Грациозно так до клавишей касались,
Словно я был на балу ушедших дней.

Помню, как припал губами к твоей шее,
Мои руки обнажили тонкость плеч,
Дальше вечер наш продолжился в постели…
До сих пор в глазах стоит огонь тех встреч.

Ты, как кошка, извивалась подо мною,
Как впивалася ногтями, что аж кровь
На спине моей под лаской выступала…
Помнишь?.. То была реальная любовь.

Когда уже забыл я о любви

Когда уже забыл я о любви,
Когда от боли сердце не дышало,
Во сне почувствовал я холодность руки,
Что на душу мне трепетно упала.

Передо мной ее печальные глаза,
Я в них читаю скорби от разлуки,
Молю сказать ее: «Любила ли? Ждала?
За что на души выпали нам муки?»

Глаза ее наполнились слезой,
Я потерял счет времени в объятье,
Опять горит в душе моей огонь,
И снова я целую свое Счастье.

Исповедь души

«Как мне фильм? Ну не знаю, хороший вопрос,
Я смотрел на тебя, на лицо, на твой нос,
Сюжет фильма потерянный был для меня,
Когда рядом склонилась твоя голова.

На груди я почувствовал жар и ладонь,
Ты, прижавшись, шептала «любимый ты мой»,
Показалось, что сердце мне грудь разорвет
И к тебе само в руку без слов упадет.

Да, там, в фильме стреляли, погони…любовь...,
Но мои мысли были с тобой где-то вновь,
Я уже сомневался, туда ль мы пришли,
Если нас распирало от страсти, любви.

А ты только плотней прижималась к плечу,
Я боялся не вскрикнуть, как я, блин, хочу,
Сеанс длился, скорее, тянулся весь день,
Я во тьме растворялся, я был словно тень.

В тот момент мне хотелось с тобой убежать,
Где никто и ничто нас не сможет достать,
В том заветном миру с тобой будем одни,
Только ты, только я, и желанье любви.

А ты фильм…Я не мог оторваться от глаз,
Так смотрел, будто видел в последний их раз,
Во мне муза будила сонеты любви,
Восхваляя всю тонкость твоей красоты.

Боже мой, я боялся о чувствах сказать,
А собрался, как титры, все стали вставать.
Как мне фильм? Да наверно, он был ничего,
Только я недопонял сюжета его.

Но зато в моем сердце открылася дверь,
И любовь, как от спички, горит в нем теперь,
Может место неправильно выбрано мной,
Не романтик. Прости, что открылся душой.

Ты наверно считаешь, что я сказал бред?
И молчанье твое подтверждает ответ.
Ну и пусть. Но, вдруг, если сейчас ты уйдешь,
Знай, что ты мое сердце с собой заберешь…»

Любовь к ангелу

Случилось в жизни страшное несчастье:
Меня судьба толкнула на любовь,
Точней меня и ангела в подвале
Она свела, случайно, но мне вновь

Хотелось встреч и мимолетных взглядов,
Читать «малыш» по ангельским устам,
Пьянеть от плеч с волшебным ароматом
И провожать закаты к облакам.

Я мог лежать часами до рассвета,
Смотрел в окно, заоблачно мечтал,
Орфей ваял любовные сонеты,
А я стихи тем временем писал.

И пусть порой не ладилося с рифмой,
В конце концов, ни Пушкин я, ни Блок,
Но тот огонь, что вырывался к милой,
Я изливал среди любовных строк.

Судьба моя была же недовольна:
Ну как же так – мы с ангелом в раю,
Она любовь разбила, сделав больно,
И не спросив, как ангела люблю…

Очаровательная особа

С очаровательной особой
Мне прокатиться довелось,
Мы провели весь день с ней в море,
Уплыв от скучных берегов.

С погодой нам тогда фартило:
Сияло солнце, ветер стих,
Морская гладь к себе манила
Не больше, чем любовь двоих.

Мои уста не умолкали,
Пылал к особе я огнём,
Глаза в глазах искру искали,
И я открылся ей во всём.

Я помню на щеках румянец,
Улыбку, брошенную в дар,
По мне скользнувший её палец,
Как за борт чуть я не упал.

Её уста – нежнее меда,
Её глаза – как океан,
Мне не нужна была свобода,
Я от любви был страшно пьян.

Мы расставались на закате,
В сердцах просил ночь не спешить,
Ах, как мы долго целовались,
Ах, как хотелось мне любить…

История одной любви

До любви свою жизнь представлял он другою:
Каждый шаг был просчитан в уме наперед,
Новый день в его мире начерчен судьбою,
Жизнь неспешно текла по теченью вперед.

Это так представлял он себе, но однажды,
Когда солнце ласкало край грешной земли,
И на небе звезда за звездою всплывала…
Его взгляд устремлен был к созвездью любви.

Женский образ заполнил в тот час его мысли,
Дробь в груди не давала спокойно дышать,
Завитой ее локон, глаза и ресницы
Стали мир так привычный души разрушать.

Он не знал, что таила в себе эта встреча — Океан бурной страсти, смятенье, обман,
Может звезды совпали у них в этот вечер
Или меткий амур стрелы в сердце послал.

Ее голос…. Когда он впервые услышал,
Звуком флейты разнесся в ночной тишине,
А когда ее пальцы коснулись предплечья,
Сердце бедного парня пылало в огне.

Их любовь была яркой и скоротечной,
Друг без друга не ведали счастья они,
Свою музу в стихах излагал он любимой,
Вспоминая мгновения страстной любви…

…Как касалась его плеч своими руками,
Он пьянел с поцелуев, как с бочки вина,
А безумней всего, когда только губами
Доводила до судорог ночью она…

Разве счастье возможно на целую вечность?
Видно нет, коль сурова была с Ним судьба,
Для Её души путь был теперь в бесконечность,
И разлучницей стали для них небеса.

Он не смог примиренье найти с адской болью,
Даже стоя у края отвесной скалы
Он мечтал поскорей быть в объятьях любимой,
Сделав шаг роковой свой к пучине волны…

Зима. Снег поднимает вьюга

Зима. Снег поднимает вьюга
И убегает во дворы домов.
Уже темно. Сильнее стала стужа,
Луны не видно из-за облаков.
Он не ушел. Его взяли пальцы,
Она, еще возможно, подойдет,
Часы идут, почти уже двенадцать,
Зачем обманываться, если не придет.
Ее цветы. Он выбирал с любовью,
Какой романтик он в своей душе,
Их укрывал своею теплотою,
Жаль оставлять их будет на земле.
Он строил день, прокладывал маршруты,
Где смогут они вечер провести,
Он представлял: согреет ее руки,
В глазах ее утонет от любви.
Мороз крепчал. И улица пустела.
Она не отвечала на звонки.
Он в темноту один побрел уныло,
Цветы оставив на сырой земле…

Новый мир

Нежный голос звучал до восхода лучей,
Как же трудно и больно порой расставаться,
Он сродни песнопению для малышей.
Не хочу я с лучом без него пробуждаться.

Разреши мне сегодня остаться с тобой,
Не гони! Ибо сердцу неведомо худо,
Я всегда, как ребёнок, жил сказкой, мечтой,
Что любовь заберёт моё сердце и руку.

Не хочу распинаться о боли в душе,
Давит грузом она на него многотонным,
Сколь ещё предначертано жить на земле,
Сколько чувствовать буду себя обречённым?

Лучше спой! Пусть продлится чарующий сон,
Ни к чему так восходу отважно стучаться,
Пустота заполняет хладеющий дом,
Ну а мне самый час в новый мир собираться.
2014