Про сову и ворону Сказка в стихах



День и ночь сова в делах,
Труд сове совсем не в страх,
Славит труд сову окрест,
У совы талант тот есть;
Краски, кисти, зоркий взгляд,
Всем создаст она наряд.
Вот в один из летних дней,
Залетает дятел к ней:
Читать дальше →

Римлянам

Яков Есепкин

Римлянам

Хвала во время смут атласный стяг
Достоинства и чести не ронявшим.
Не вершник Бога, так хромой варяг
Молву разносит пусть во славу павшим.

Губители пусть наши тяжело
Пируют до чудесных мановений,
Весельем оборачивают зло,
Алкая лишь архангельских знамений.

Пускай они рядятся и гудят,
Бессмертие ворованное делят
И в очи мертвоцветные глядят,
И души черноугольные белят.

Нельзя, однажды в нети возлетев,
Ко брошенным причастиям вернуться.
Все косы смерти посносили в хлев,
От морока вовек нам не очнуться.

Теперь не темень лавров обовьет,
Но патина безмолвных подаяний.
Успенных разве милость и пробьет
Горящим льдом заглушенных рыданий.

Не плачь и ты, давай под тьмою жал
Дождя пойдем туда, к древам протленным,
Где яду во графины подмешал
Шиповник острием окровавленным.

Был август прежде милостью велик
И щедро озолачивал фаянсы,
А ныне желтоносный сердолик
Огонем жжет ямбические стансы.

Черны хоругви проклятых времен,
Тяжка небытия пустая книга.
Всяк очи воздымавший заклеймен
Распятьем и не минет жизни ига.

Дионисийских таинство красот
Сим сокровенней, нежели молебен,
Их высветил огонь сакральный, тот,
Что для одних архангелов целебен.

Заслушались мы Божеских камен
И вот окаменели, с придыханьем
Не будет слог литаний исцелен
И Словом, и Полыни полыханьем.

К чему еду у мертвых воровать,
Цветы дарить невестам ледяные,
Урочествует днесь торжествовать
Юнидам, зря тиары цветяные.

Моленья поминальные зачтут
Нам все ж и сбросят в горние овраги.
И слез кровавых струи воплетут
В лент черный шелк, во траурные стяги.

Неспокойное сердце

Ну что тебе на месте не сидится,
Как будто в клетке чувствуешь себя,
Неровен час беде какой случиться,
О, сердце, она будет ждать тебя.

Уж полночь на дворе, луна на небе
От холода укрылась среди туч,
Фонарь, и тот, с ленцою сонной светит,
Бросая тень на горы снежных куч.

А ветер, посмотри, какой он злобный,
Как зноем пробирает до костей,
Нельзя ли нам отправиться с восходом,
А не сейчас, пришпорив лошадей?

Я знаю, каково тебе в разлуке,
Ее сердечко тоже вряд ли спит,
Для двух влюбленных нет страшнее муки,
Когда одно из них внезапно замолчит.

Давай ты отдохнешь, и я с тобою,
Представь, у нас свидание во сне,
Вот так, спокойней, тише, за мечтою
Сейчас мы полетим. Доверься мне.

Я слышу голос...

Я слышу голос в каждом сновиденье,
Такой далекий: «Где же ты, малыш?»
Бегу на зов, и в сумраке виденье
Опять гласит: «Любимый мой, услышь!»
— Я слышу, да, но не могу добраться,
Дай знать куда мне надобно лететь,
Хоть в ад пойду, чтоб крыльями обняться,
И прошептать: «Любимая, привет».
— Иди ко мне, послушай стук биенья,
Биенья сердца, сжатого тоской…
— В моей душе печальней песнопенье,
В моей груди пронзительнее вой…
Ищу пути, боюсь остановиться,
И вдруг, поодаль, вижу силуэт…
Эх, если б сну чуток еще продлиться,
А так опять нас разлучил рассвет…

Красота твоих глаз ослепительней яркого света

Красота твоих глаз ослепительней яркого света,
Не один из мужей не восхвалит тебя выше неба,
Написать о любви может быть суждено и любому,
Но чтоб пела любовь — это дар и знаменье родному.
Пусть на зависть другим Луна будет бледнеть пред тобою,
Осыпать серебром и камнями топаза морского,
Ну а солнце молить сделать ярче рассвет от улыбки,
И закату тогда не придется краснеть за ошибки.
Только мне одному эта тайна природы известна,
Я ее унесу в мир иной вместе с пламенным сердцем,
Но сейчас я хочу наслаждаться очей красотою,
И в сонетах мечтать о любви ослеплённой душою.

Нарисуй мне лето, нарисуй...


Нарисуй мне лето, нарисуй,
Я пройдусь по огненному саду.
Ты танцуй, душа моя, танцуй,
Ты теперь одна моя отрада.
Нарисуй мне радугу и лес,
Нарисуй поляночку с цветами,
Солнышко, глядящее с небес,
Я его потрогаю руками.
Нарисуй мне реченьку и плёс,
Нарисуй домишко над рекою,
У окошка троицу берёз,
С нежной шелестящею листвою.
Нарисуй мне травы и рассвет,
Нарисуй тропинку на закат.
Я уйду по ней от всех сует,
За собой оставлю листопад.
Нарисуй мне лето, нарисуй,
Пусть рисунок будет скороспелый,
Не балуй, сердечко, не балуй,
Снег идёт сегодня белый-белый.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Александр Синица
Your text to link...

Страшный заяц Сказка в стихах


Заяц по лесу гулял,
Корешки он собирал,
Собирал грибки и лист,
В деле зайчик был речист,
А потом он суп варил,
Взгляд с кастрюли не сводил;
Улыбался, песни пел,
В пляс пускался и свистел.
Появилась вдруг лиса,
Задаёт вопрос она:
— Что ты делаешь, дружок,
Вкусный чую запашок?!
Заяц сделал важный вид,
Он лисичке говорит:
Читать дальше →

На смерть Цины

Яков Есепкин

На смерть Цины


Пятьсот двадцатый опус

Мрамор любят пустые сады,
Расточимся по тусклым аллеям,
Яблок жаждать ли, мертвой воды,
Выйдем хоть к бледномрачным лилеям.

Желть запомни, холодных лепнин
Темность гордую, негу подпорок,
Черных роз каменеющий сплин
Облечет еще гипсовый морок.

Станет матовый яд кисеей,
Чернью батика золото спрячет,
И над каждой тлетворной змеей
В цвете палом царевна восплачет.

Пятьсот двадцать первый опус

Днесь златое на красном темней
Мертвых Асии пчел над стольницей,
И легко ли во сонме теней
Плесть серебро по челяди ницей.

В Ефраиме отравой цветов
Жадно дышат еще гордиолы,
Как и нам бы кровавостью ртов
Не истлить золоченые столы.

Нега алого яда темна,
Только утро осветит раструбы,
Вспомнит Кора багряность вина
И сребристые хищные губы.

Неземная любовь

Неземная любовь

Скользит ладонь от пальчиков до шеи,
Тебе неловко, ты как лист дрожишь,
Так происходит не при каждой встрече,
А лишь когда любовью дорожишь.

Не надо слов и прочих оправданий,
Давай оставим это на потом…
Мы растворились в нежности лобзаний,
Цветущим садом сделался наш дом.

Упали на пол грузом одеянья,
— Ты так прекрасна,- с выдохом шепчу,
Грудь обожгло горячее дыханье,
Я в неге райской от любви плыву.

А вы на шхуне плыли ль в океане?
На сотни миль — божественный простор,
А любовались ли седыми берегами?
Вот так и мне не выразить восторг.

Я вновь вернулся мыслями в реальность,
Со мною что же милая творишь,
Целуй меня… о небо… улетаю…
Внутри вулкан сейчас ты пробудишь.

Я был открыт, как книга, перед львицей,
Сжималась плоть, движения быстрей,
И вот волна оргазма нас накрыла
Среди измятых белых простыней…