Портреты юдиц в Эпире

Яков Есепкин

• Из книги
«Сонник Корделии»

Портреты юдиц в Эпире

Двадцать первый фрагмент


Ядный шелк обовьет рамена
Гостий пиров, гадалок склепенных,
Несть пророков, благих имена
Как учить меж начиний злопенных.

Что и плакальщиц неб оглашать
К требе дней, ледяные пасхалы
Всё мрачнее, царей воскрешать
Суе ныне, их терния алы.

И одесно юдицам сеим
Пир алкать, где легко бронзовеем
В черных снах мы и еле стоим,
И от холода ночи трезвеем.

Сорок третий фрагмент

Торты с ядом урочно взбивать
Околдованным феям столовым,
Нас хариты манят пировать,
Мглу ведя по серветкам лиловым.

Нощность пей, юн честная гурма,
Балы эти к утру завершатся,
Хлебоимна царица Чума,
Гостьи ночи ее и страшатся.

Злотоскливо ж веселие Ид,
Силуэтами полн бестиарий,
И немеют уста аонид
От царевен чарующих арий.

Пятидесятый фрагмент

Ирод-царь, хороши у менад
Вишни черные с воском и ядом,
Се и мы близ твоех колоннад –
Темных фей удивляем нарядом.

Нас Вифания тще и ждала,
Сны лишь чают блюстители пира,
Насадят ли еще круг стола
Гостий мертвых благого Эпира.

И юдольно хотя пировай,
Слави юн, утомленных диетой,
Аще ныне тлеет каравай
Под всекрасной со чернью виньетой.

Портреты юдиц у менад

Восьмой фрагмент

По серебру всетонкому цветь
Нив эдемских менады свивают,
Лепо замкам ночным багроветь,
Кровь темна, где князья пировают.

Из холодных обсид сонесли
Дивный воск именин меловницы,
Яды антики пьют короли,
Тускло пышные блещут хлебницы.

Иль очнемся – юдицы гудят,
Кирку халами с маком прельщая,
И затечные вишни ядят,
И белятся, дурман источая.

Одиннадцатый фрагмент

Сень Пергама ль овеют армой,
Золотые найдутся менады
Пировать с шумогласной Чумой,
Совершать круг нея променады.

Нас коварные дщери блюдут,
Феи смерти над нами шаманят,
Вечных гоев пенаты не ждут,
Царство Оз тени лилий дурманят.

Выйдет Господе в ночь цветников,
Упиется венечной лепниной –
И презрит меж скульптур ангелков,
Очарованных мертвой равниной.

Тридцать первый фрагмент

От глинтвейна ль юдицы пьяны,
Черных роз ароматы вдыхают,
Фаворитки аллей и Луны
Дышат мглою, о нас воздыхают.

Очеса их серебро таят,
Налиенны кровавой смугою,
Что, Господе, оне восстоят
Под алтарницей неб всеблагою.

Хмель с менад винодержных собьют
Ангелки и узрят ягомости,
Как барочные вдовы снуют,
Набежавшие к царичам в гости.

Сорок второй фрагмент

Кирка зелье готовит, пора
Свиньям вспомнить о тайнах монеток,
Аониды коварством пера
Золотого чаруют юнеток.

Но смертливые осы темны,
Лишь молчание нам и прощают,
Божевольные даруют сны
Феи ночи и рай обещают.

Пой, Иосифе, тусклую вязь
Славских каверов, нитью червленой
Утвердивших надмирную связь
Волн летейских с беленой рифленой.

Пятидесятый фрагмент

Майский день в торжестве колоннад
Снова ль нас от нагорий поманит,
И явимся к веселью менад,
Царе снов пусть юнеток дурманит.

За серебром лишь крепче вино,
Шелк ужасен о персях Аделей –
Рек пиит, ах, взвивайтесь равно
Феи неб меж сухих асфоделей.

Будет Господе тени цветов
Драгоценных, ваянья ночные
Убелять, мы из тлеющих ртов
Исторгнем слоги од ледяные.
• Дорогие читатели! Произведения Якова ЕСЕПКИНА изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.

Марс

Яков Есепкин

• Из книги

«Архаика»

Марс

Из главы «Эпилог на небесах»


Читатель милый, внемли: времена
Иные чью-то юность искушают,
Груба земная будущность, она
В грядущее манит, провозглашают

Губители судеб святое, им
Лепечущие Парки вторят, Лета,
Меж тем, готова чрез Ерусалим
Приять, холодной тьмою грани цвета

Спокойно угасить и заплести
Хоть косы мертвоимные с венками
И розами совместно, им цвести
Одно в парафьях смерти, плыть веками

По волнам, никуда не исчезать,
Аркадиями грезить, уплывая
Лишь в хроносе бессонном и лобзать
Воды одной патину: вековая

Тоска созвучна шелесту сему,
Цветы имеют душу, сколь мертвы мы,
Они мечтают, смертников письму
Божественному учат, херувимы

На это закрывают вежды, Рай
Кто видел, понимает, наущенье
Не боле, чем обман, еще взирай
Хотя на ады темные, вращенье

Земное гробит слог, пиит любой,
Влюбленный в речь свою, лишь для насмешки
Творит, зане соблазна жертва, сбой
Гармонии всесущ, какие пешки

В ферзей на небах любят обращать,
Спросить кого, но слог земной сиречен,
Трехсложники мертвы, когда вращать
Устанут мир, окажется увечен

Гомер и всякий зрящий, речь пуста,
Порфирные тезаурусы лживы,
Но в мире есть прекрасные места,
Во снах мы созерцаем их, а живы

Цветы одни, розариев пьяней
Нагорий божедревка разве, в цвете
И пурпуре меж ангельских теней
Плывут мирские розы, на корвете

Небесном зрят их странники, в каком
Теперь они пространстве, если точность
Урании присуща и влеком
К парафиям не всуе мир, урочность

Кошмарных снов о вечности ясна,
Вселенная – миражное пространство,
Иллюзия из морочного сна,
Смотри, бегут чрез смертное убранство

Уродливые крысы, нам ли их
В шелках сребристорозовых и неге
Весенней представляли, дорогих
Царевичей в сиреневом ли снеге

Невесты ожидали, Хронос, где
Чудесные грезетки, нимфы сада
Портального, горящие везде
Пред нами взоры нежные, из Ада

Какого сих прелестниц засылать
Картавый Люцифер не поленился,
Одно весне ушедшей исполать,
Нам в саде виноградник белый мнился,

Нам тризнился летучий виноград,
Розарии в плетении жемчужном,
Сирены пели там, сей вертоград
Был нам дарован свыше, на окружном

Ристалищном ограннике блистал
И сумрак ювенильный, небо пело
Само, Зефир чарующий листал
Сиреневые шаты, где успело

Всё это, где волнистые зубцы
Кустарников маньчжурских, росчерк бледный
Столпов душистых, тронные венцы
Пылающей акации, победный

Огонь земного сна, ужели он
Был дикому разору предназначен,
Темней гробницы ветхой Геликон,
Лишь нощь горит, давно переиначен

Земного бытия скупой уклад,
В Элизиуме спит Семирамида,
За Федрой мчит амур, из анфилад
Сочится зелень морная, хламида

К хламиде голубой влечет скелет
Не отрока, так бренного владыки,
Нас юности лишили, морок лет
Дарит ли утешенье, сребролики

Сегодня сонмы ангельские, нам
Их благостное небо посылает
Вокупе с адоносцами и к снам
Склоняет вновь, тенетами пылает

Над вечною весенней целиной,
Над вечною весною, нет возврата –
Не нужно, разве юности одной
Не хватит убиенным, Герострата

Зови, Творитель зла, его свече
Из Ада и долженствует поставить
Отточие на саде, мы в парче
Горящей гробовой стоим, лукавить

Пред этими вратами не смешно ль,
Пусть отроки всебелые иные
Резвятся здесь, белее нас уголь,
Смотри и вижди раны теменные,

Не Марс алкал победы и войны,
Есть области зарайские, оттуда,
Оттуда легионы адов, сны
Готовят в тех квадратах, амплитуда

Смещений их в пространстве неясна,
Когда оно по сути иллюзорно,
А Хронос пьян убойно ль, мертв, от сна
Вселенского темны мы станем, зорно

Пространственное небо, пусть сочтут
Мерцающие хоры звездочеты,
Мы сами в перстах свечки держим, Брут
Горит пред отраженьем каждым: кто ты;

Ах, пурпура не может и во тьме
Быть много, кровь маскировать лишь красным
Достойно, если пиры о Чуме
Грядут, еще мы зрением всеясным

Уголья мировые оглядим,
Бежали крысы мерзкие, но течи
Кровавые не минули, следим
За ними ль, за царевнами, сих плечи

Вздымаются и дышат, и горят,
Что судороги плача – смертной дрожи
Внимают девы, светлые, корят
Весну, портальный сумрак, внове схожи

С отравленными крысами, бегут,
Карминные теряя перманенты,
Развеивая пудру, стерегут
Царевичей убойных, прячут ленты

За спинами траурные, в свиней
Бордовых превращаются, кармяных
И роются в могильниках, до дней
Подсудных им не ангелей румяных,

Но мальчиков кровавых зреть, позвал
Иных теперь Аваддо к пированью,
Бубонною чумой упоевал
Демон земное присно, волхвованью

Не время ныне, крысы разнесли
Чуму, а мы воссядем за стольницы
Пустые и миражные, земли
Не минуть, сколь райские колесницы

Горят, пусть Вакх несет пурпурный хлеб
И трюфели ко винам, угощенья
Достанет для героики и треб,
Для проклятых и мертвых, золоченья

Такого мы не жаждали, свинец
В висках оно убойный сокрывает,
Нести сюда алмазный мой венец,
Вторю, весны по смерти не бывает,

Нет сил ее смотреть из царских врат,
Где мессы звон всенощный благоложен,
Где лотосы терзают, аромат
Роскошный их и тонкий невозможен.

Дорогие читатели! Произведения Якова ЕСЕПКИНА изданы в России, США, Канаде, их можно приобрести в Интернете и элитарных книжных магазинах мира. Сейчас к изданию подготовлены книги «Сонник для Корделии», «Ars», «Эфемериды». Знакомьтесь с творчеством культового автора.