Не мне судить людскую глупость.

Не мне судить людскую глупость,
И жизни друга поучать,
Мне не дано измерить мудрость,
И над судьбой судьею стать.

Исполнить все свои желанья,
В короткий век мне не дано,
И все мечты и ожиданья,
С собою взять не суждено.

Смогу лишь только здесь оставить,
Поступков доблесных молву,
И добротой своей исправить,
Чужих ошибок черноту,

Невежество лечить словами,
Смиреньем гордость укрощать,
И боль детей в глазах печальных,
Одним дыханием в себя вбирать.

Мне не дано увидеть окончанье,
Дороги каменистой и крутой,
Проникнуться могу лишь состраданьем,
К глубокой старости, великой и простой.

Придет тот день, когда итоги жизни,
Мне спешно придется подводить,
Лишь об одном, прошу тебя я Боже,
Дай силы! Бодрость духа Сохранить!

Храм природы

Мне полюбились так леса
В моём когда – то скромном городе.
Лес – храм по жизни в тяжком мороке.
Ему я боль с тоской несла.

Храм сил духовных придавал,
Смягчал душевные терзания.
Мы с ним – частица мироздания,
Что с тщанием Господь создал.
Мы энергетик единение
И дополнение друг друга
Одной эпохи, без сомнения,
Вращение земного круга.

Мощь леса, щедрость с красотой
Без корысти бесстыдной, злой.
Природы храм – верх откровений
Для силы духа воскресений.

08.07.2013 г.

Два стиха на чайную тему

Отчего ты такая печальная?
Ведь уеду – не навсегда.
Церемония чайно-прощальная.
Взгляд тревожный – Зачем? Куда?

Деловая поездка. Служебная.
С нею вырастет мой оклад.
Отхлебни-ка настоя целебного.
Это нервы твои шалят.

Помню… помню о матери старенькой.
Вновь инсульт… и тебе невмочь.
Ты же сильная. Справишься, Варенька!
Ну, а я… чем смогу помочь?

О тебе ведь забочусь, родимая!
Повышаю семьи доход.
Как неловко ты чашкою двинула.
Вон – по скатерти чай течёт.

****
Мну в руке платочек батистовый.
Разговора нити теряю.
Твоих взглядов огнём неистовым
Согреваюсь быстрей, чем чаем.

Нас с тобой занесла нелёгкая
В этот зал, красиво украшенный.
А со сцены музыка, грохая,
На поступок зовёт безбашенный.

Пульс частит и вокруг всё кружится.
Влюблёна ли в тебя? Не знаю…
Погадать бы на чайной гущице.
Жаль, что в чашке – пакетик чая.

Глубь в глазах твоих необъятная.
По макушку в ней утопаю.
Что же мне теперь – на попятную?
Сладкий омут – в чашечке чая.

В ЭТОЙ ОСЕНИ

Снова синица над рябиновыми гроздьями,
Став королевой разукрашенных аллей,
Нас отыскать стремится в этой осени
Средь листопада и мелодии дождей.

Она надеется, что в суетном кружении
Последней стаи и холодных облаков
Всё же случится долгожданное сближение
Двух разминувшихся во времени миров.

Пока надежда есть, пока не замело,
Сердечный зов развеет шорох ветра,
И вдруг исчезнет это тонкое стекло-
Где нас с тобою разделяют километры.

Пройдя туманами потерянных дорог,
В изломах жизни боль последнюю оставив,
Хоть на мгновение, хотя бы между строк,
Что-то нелепое в судьбе своей исправим.

Снова синица над рябиновыми гроздьями
Спешит улучшить жар осенних галерей,
Лишь одного ей не хватает в этой осени-
Дымку волос твоих соединить с моей.

2013г

"Склонилась Русь над тихою рекою..."

Склонилась Русь над тихою рекою
И долго так смотрелась в гладь воды,
И любовалась долго так она собою,
Что месяц ей вдруг крикнул с высоты:
— Ой, хороша ты, Русь, я это знаю,
Такой всегда ты, матушка, и будь!
Смутилась Русь и тихо отвечает:
— Я так… поправить… локон чуть.
Автор: Виктор Шамонин (Версенев)
Читает: Александр Синица
Your text to link...
Художник: Мирослава Костина

Отзовись, моя душа

Ты отзовись, моя душа,
Напой мелодию на скрипке,
Хочу обжечь твои уста,
Растаять в радужной улыбке.

Еще бы нам с тобой до звезд
Однажды ночью дотянуться,
Ты обо всем забудь, любовь,
Позволь любимых глаз коснуться.

Позволь открыть от сердца дверь,
Любви так тяжко в заточенье,
Какой-то час иль миг, поверь,
В душе наступит опустенье.

Я не хочу узнать про боль,
Давай оставим разговоры,
Смотри, луна нам шлет поклон
И путь показывает в горы.

Пройдем извилистой тропой
Вдоль каменистого обрыва,
И где-то там, во мгле ночной
Узрим волшебную картину…

Террасы девственных лугов,
Столпы курчавых кипарисов,
Цикад раскаты голосов
В смешении с криками павлинов.

Та красота сродни твоей,
Я перед нею преклоняюсь,
И в свете тысячей огней
Над плодородием возвышаюсь.

Ходить стопами не могу
Мы поплывем под облаками,
И, не заметив как зарю,
Узрим влюбленными очами…

Яков Есепкин Трилистник убиения

Яков Есепкин

ТРИЛИСТНИК УБИЕНИЯ


I

Только змеи, Господь, только змеи одне
Бьются подле цветков и во яви тризнятся,
Источилися мы, изотлели в огне,
Боле свет-ангелки мертвым чадам не снятся.

Вот безумная нас приманила Звезда,
Разлия серебро, повлачила по кругам,
Новый год отгорит, вспыхнет хвойна груда,
Так опять в Рождество застучимся ко другам.

И беда ж – предали, не Сынка ль Твоего,
Утерявши в гурме, троекрестно распяли,
Против зависти нет на земли ничего,
Царствий куполы виждь, где агнцы вопияли.

Ядно зелие мы будем присно алкать,
Рукава что пусты, святый Господь, нестрашно,
И костями возьмем, станем хлебы макать
С богородной семьей в четверговое брашно.

Хоть отчаянья грех отпусти во помин
Прежних белых годов, опомерти притронной,
И теперь мы белы, яко вешний жасмин,
Только всякий цветок залит кровью червонной.

II

Пред субботой стоим, пред последней чертой,
Красно золото ей из очес выливаем,
В келий пятничных темь кажем венчик златой,
Роз-костей набрали, ни нощим, ни дневаем.

Заступиться нельзя в ту зерцальну купель,
И стодонна ж сия ледовая крушница,
Разве бойным одно, безо нас чтите ель,
Память нашу всчадит ярче огнь-багряница.

Рои демонов бал новогодний чернят,
Чур, лиются птушцы в благовестные звоны,
Чистых бельных невест юродивы тризнят
На сносях, к царствиям их влекут Персефоны.

Господь, трачена жизнь, и стоим на юру,
Тыча жалкой сумой в троекрестье дороги,
Надарили мы звезд ангелкам во пиру,
Перстной кровию нам красить сиры муроги.

Слезы чадов собрать, всем достанет вина,
Ниткой сребряной мор-окарины тиснятся,
Мимо как повезут, вижди хоть из рядна –
Мы серебром горим, всё нам ангелы снятся.

III

Господь, Господь, слезой прекровавой утрись,
Слово молви ль, взмахни рукавом с Ахерона,
Кайстры бросили в персть – змеи алчны свились,
Грознозлатная Смерть белит наши рамена.

Далей нет ничего, всех Рождеств лепота
Сребром красной была да размыта слезами,
Трачен чадов удел, а доднесь золота
Страстотерпцев юдоль, где тризнят образами.

Присный пурпур Звезды с перстов кровию сбег,
И жалкие ж Твое летописцы заветны,
Что пеяли хвалу, слали крушницей снег,
За обман кобзарей разве чада ответны.

Узришь как в золоте оперенья птушцов,
Пухи бельные их кости-снеги устелят,
Ангелам покажи царичей без венцов,
Пусть апостольну кисть эти раны обелят.

Иль во гробе разлей исцеляющий свет,
Ах, мы розы Твое, волошки прелюбили,
И заплакати днесь мочи-лепости нет,
В сраме виждь агнецов – нощно нас перебили.

Августовская страда

В солнечных лучах купалось лето,
За вторую треть перевалив.
Августовской печью обогреты,
Колыхались волны тучных нив.

Колосились и стихи поэтов,
Ожидая время жатв и страд.
Был готов к уборочной Рунета
Критиков косильный агрегат.

Ведь жара поэтам не помеха!
Что им зной, когда вулкан в груди
Плавит мысль в предчувствии успеха,
В предвкушеньи славы впереди?

Зрели строки, рифмой тяжелея,
Тяготея к лавровым венкам.
Пятистопным ямбом и хореем
Осыпаясь с сайтов тут и там.

Кое где стихи уже мололи
Конкурсов крутые жернова.
На обширном виртуальном поле
Прорастали новые слова…

Возможно...

Навеяно верованиями в переселение душ

Возможно на земле пройдут века,
Наступит миг – я вновь глаза открою.
Увижу ль снова небо голубое,
Луч солнца, золотящий облака?

Кем в этой новой жизни окажусь?
Предстану ль с человеческой душою?
Какие чувства овладеют мною?
Какому богу страстно помолюсь?

Одно лишь знаю: копией не стать!
Всем старым снам уже не повториться.
А годы мчатся быстрой колесницей
И ход времён не поворотишь вспять…

Сейчас, пока… ещё могу мечтать…

Вот и рассыпались замки воздушные...

Вот и рассыпались замки воздушные.
Кладка фантазий, выходит, слаба.
Что-то своими руками разрушила.
Что-то сломать ухитрилась судьба.

Сердце, уймись! Хватит есть себя поедом,
Цели заветной не взяв высоту.
Поздно бежать за отправленным поездом.
Нужно понять — не догонишь мечту.

Припев:
Ночка бессонная. Мысли мятежные.
Старых, живучих иллюзий следы.
Мчится ко мне через бездну безбрежную
Лучик надежды от дальней звезды.

Как же душе было много обещано!
Кем? Может, ангел в ночи нашептал
Дивный сюжет сновидения вещего.
Жаль… только сон этот вещим не стал.

Сказки не все в этой жизни сбываются
И для чудес завершается срок.
Полно, душа моя, грёзами маяться!
Пусть их развеет ночной ветерок.

Припев:
Ночка бессонная. Мысли мятежные.
Старых, живучих иллюзий следы.
Мчится ко мне через бездну безбрежную
Лучик надежды от дальней звезды.