Ещё один шанс

Глядит Христос с измученной улыбкой
На дорогой ценой спасённый мир.
Границы зла-добра всё так же зыбки
И вновь толпою сотворён кумир.

Всего лишь десять заповедей… ДЕСЯТЬ!
Не тысяча… не сто… не пятьдесят.
Но чашей дел благих не перевесить
Той чаши тяжесть, где грехи лежат.

Не возжелай! И всё-таки желаем.
Не убивай! Наверняка убьём.
Раскаявшихся – сердцем не прощаем
И шансов на спасенье не даём.

Не укради! Крадём и не краснеем.
Не говори неправды! Нагло лжём.
Друг друга слышать просто не умеем.
И всуе… всуе Господа зовём.

Мы всё ещё душою не созрели.
Посеян, да не собран урожай.
Ростки взошли, но дышат еле-еле,
Хоть тыщу клонов плоти создавай.

Господь наш! Мы тебе не надоели?
Прошу — ещё раз шанс спасенья дай!
Мы стать добрей друг к другу не успели.
Жестоко нас за это не карай.

Быть может, где-то щёлкнет… свет прольётся
На те потёмки, что зовём душой.
И дух наш ярким факелом
взовьётся
И нам Спаситель с неба
улыбнётся
Улыбкой не измученной…
… иной.

И лишь тогда...

И лишь тогда, когда произойдёт
Всё то, что не могло с тобой случиться,
И новый страшный жизни поворот
Подобен сну, который долго длится,
И тех, кто дорог… кто с тобой живёт,
Внезапно станут горестными лица,
И ничего не изменить — хоть плачь,
Услышишь – как минуты мчатся вскачь.

И смысла нет – стонать, брюзжать и ныть,
Винить кого--то за страданий бремя.
И лишь тогда научишься ценить
Тебе судьбой отпущенное время.
И вновь «в седло» захочется вскочить,
Вернуть почти отобранное стремя
И вдаль лететь – до гробовой доски,
Наперекор… навстречу… вопреки.

Вдохновение

Ты часто пишешь, так
как пёрышко летает.
То резко вверх,
то плавно вниз,
то замирая в трепете
воздушного потока.
Легка, нежна и озорна
игра тепла и ветра.
А у тебя игра в душе
творящая,
созвучие слов и сути.

Степанов С.В. (январь 2013 г)

Письмо Марине Цветаевой.

В грехе гордыни и мечте
Я время подчинил
воочию узрел Марину.

Надменна и горда.
Скала! Ей не страшны
накаты океанских волн,
что рождены страстями жизни.

Унижена, растеряна,
в плену предательства,
не понимания.
Ты не рябина! Ива ты.
Печаль поёшь
ты с ветром
под дробный стук дождя.
И ты стоишь!
Кричишь с поднятыми руками.
Кому кричишь?
Конечно — Богу и Земле.
Да… — Я грешна, живая.
Да… — Я грешна, люблю,
Да … — Ты грешна.
Ведь ты едина,
с весенним первоцветом,
со статью лета,
с осенней зрелостью
и сном студёною зимой.
Да Ты грешна, в твоей Душе,
как в голенище предка
был нож сокрыт,
холодное, безликое орудие судьбы.
Жизнь не спектакль.
Моя мечта, моя гордыня
бессильны перед роком
и нож судьбы
вонзили в сердце ей,
рукой, накинувшей петлю.

А в моём письме одно лишь слово:
«прости»
P.s.
Я люблю тебя Марина
«за правду, за игру,
за безудержную нежность…
и слишком гордый вид»

Степанов С.В. (май 2011 г)

ПЕРВЫЙ СНЕГ ОКТЯБРЯ

Первый снег октября
Пухом.
Так легко и без спроса
В ладонь…
И опять голова
Кругом,
Серебро закрывает
Огонь.
***
В моём городе вновь
Прохлада,
Снежным кружевом
Он обвит,
И душа, что в долгу
Неоплатном,
Так же тихо, свободно
Парит.
***
Снег укроет бездонную
Слякоть,
Отражение ивы
В пруду.
И начнёт на Покров
Сватать
Юным девам, пророча
Судьбу.

1.10.2013

Что ж ты загрустила, осень милая?

Что ж ты загрустила, осень милая?
Надо ль так кручиниться-печалиться,
Слёзы проливать рекой дождливою?
Глянь-ка в лужи – ты ведь раскрасавица!

Вгляд с туманной дымкой-поволокою.
Гибкий стан в янтарном одеянии.
Полюбилась ты мне, рыжеокая,
Золотой души своей сиянием!

Хоть слегка характером суровая,
Но щедра бываешь и на милости.
Ты запала в сердце мне, бедовая!
Может быть ответишь мне взаимностью?

Зимний вернисаж

Бело — голубые акварели
Богатейшею палитрой расплескались,
По лесу снежистом красовались.
В лёгком ветре ракурсом менялись.
Блеск! Картины Мастера-Метели!

И чего Метель не сотворила
Неусыпно ночью напролет:
Все дубы в папахи нарядила,
Соснам шали пуховые подарила.
Кисея берёзам так идёт!

Средь снегов красуются рябины,
Собрала Метель из них букет.
Как искрит, играет красный цвет!
Серебрит лучистый солнца свет.
Снегири картину довершили.

Бескорыстен вернисаж, доступен-
От Природы царственной щедроты,
О монете звонкой нет заботы.
Здесь не отвлекают цены, льготы.-
Мир духовности высокой неподкупен.

На холме в небесной голубени
В кружевах роскошнейшие ели
Льдинками хрустальными звенели,
Треньканьем синички вдруг подпели.
Бело — голубые акварели!

Январь 2004г.