Двустишия

С котом возникнуть может ситуация,
Когда поможет только лишь кастрация.

Во что бы дама не была одета,
Сильней всего её стройнит диета.

— Страшны твои дела, о мирный атом! –
В сердцах изрёк патологоанатом.

Долго притирались друг к другу Катя с Колей.
И теперь у каждого на душе мозоли.

Счастлив человек –паук. Счастлив Аватар.
Оба – в однополом браке. Вот такой пиар!

Не кажет носа Буратино к папе Карло.
С Мальвиной вместе отдыхает в Монте-Карло.

Закрыт бордель. Все дамы улетели
На совещанье в горном Куршавеле.

Он знал своё дело до тонкостей –
Витруозом был мелких подлостей.

Если вся ладонь зудит и пунцова цветом –
К взятке это – вот о чём народная примета!

Склероз – не так уже и плох. А логика проста –
Ведь можно снова жить начать как с чистого листа.

Зазвенело за спиной. Думал — крылья это.
Оказалось — из пальто выпали монепты.

Краткость — таланта сестра. В этой истине старой
Забыта деталь: краткость — мачеха гонорара.

БЕЛЕЕ БЕЛОГО

Белее белого кварталы,
Как видно, матушка–зима
Хозяйкой полноправной стала,
Достав меха из сундука.

Деревья в белое одеты,
И белым скована река,
И даже птичья оперетта
Белёсо рвётся в облака.

Белее белого мой город,
Снежинок белых пелена
И пролетевшей тройки цокот,
Как будто белая волна.

Белы волнистые сугробы,
Дыханье белое парит,
И в зазеркальных телескопах
Звезда жемчужностью манит.

А у нас ещё ромашки цветут...

А у нас ещё ромашки цветут,
Хоть зима неподалёку уже.
Снова шанс они влюблённым дают
Встретить счастье на судьбы вираже.

А у нас опять ромашки цветут.
Нет желания у них увядать.
Видно чувствуют, что к ним подойдут
О любви на лепестках погадать.

А у нас затем ромашки цветут,
Чтобы тот, кто летом был так несмел,
Догадался, что его очень ждут,
И в любви признаться милой сумел.

А у нас в траве ромашки цветут,
Не боясь декабрьской стужи угроз.
Коли двое в сердце нежность зажгут,
Нипочём им и трескучий мороз.

А у нас не зря ромашки цветут
И снега не принимают в расчёт.
Если чувства в плен к весне попадут,
Не отпустит их любовь круглый год.

А у на вовсю ромашки цветут.
Их, как будто, не страшат холода.
Видно, вьюги их и впрямь обойдут.
К ним пришла весна любви навсегда.

белая, белая, белая...

белая, белая, белая…
вся одетая в снег.
краше зимы, без сомнения,
ничего в мире нет.

чистая, чистая, чистая…
и воздух, как хрусталь.
с небом твоим батистовым
где-то сливается даль.

смелая, смелая, смелая…
глядишь на всех свысока.
чтобы, зима, ты не делала-
останешься права.

гордая, гордая, гордая…
в глаза мне посмотри.
знаю, что ты одинокая,
так как всегда в пути.

Читая Цветаеву

Я пью взахлеб дарованное мне
И в страхе, только б не иссяк источник,
В стихах, эссе и дневнике
Себя ищу я между строчек.
Пью бережно, чтоб не растратить звуков
Не утерять строфы и тонкости сюжета.
Конечно же, пытаюсь примерять
На жизнь свою и сознаю при этом,
Что наконец-то найден мной ответ,
На то, как выживать в среде непонимания,
Жить в мире лир, сюжетов и примет,
Неся свой дар и не ища признания.
Пусть миру суеты достанется лишь плоть,
Десяток фраз заученных, дежурных.
А то, чем щедро одарил Господь,
Храню вдали от сплетен, склок и шума.

жизнь, как год...

жизнь, как год: своя весна,
лето красное и осень.
а потом зима, зима…
лишь одну печаль приносит.

и возврата нет к весне.
на висках снежок не тает.
жизнь к концу идёт уже.
ничего не повторяет.

и осталась далеко
полоса тёплых денёчков.
и вместилась жизнь легко
в эти вот 12 строчек.

Скоро зима...

Скоро зима, я знаю.
Холод дыхнёт в лицо.
Медленно допиваю,
Осень, твоё винцо.
Маленькими глотками
Терпкую грусть цежу.
Плавными виражами
В стылый декабрь вхожу.

Скоро зима, я помню.
Снег, что так бел и чист,
Хитро и вероломно
Новый расстелит лист.
Приободрит надеждой,
Хрупкой, как тонкий лёд.
Исподволь, тихо, нежно
В звёздный поманит свод.

Скоро зима, я вижу.
Вьюги уже в пути.
Тучи всё ниже, ниже…
Станет снежок мести.
Будущий год примчится,
Словно скакун гнедой.
Слышу — звенят копытца.
Время летит стрелой.