Довольно странствовать во тьме

Довольно странствовать во тьме,
Как в бесконечном океане,
Пора найти покой о душе,
Молитву зачитав во храме.

Сознаюсь в тягостных грехах,
Они по жизни неизбежны,
И может там, на небесах,
Я обрету благое место.

Мы многого друг другу не сказали

Мы многого друг другу не сказали,
Любовь слепила счастием глаза,
Сегодня здесь, а завтра там бывали,
А по ночам кутили до утра.
Я был влюблён, и слеп, как то бывает:
Душа песнь пела от родных очей,
От запаха, что тело источает,
От бёдер складных, от сосков грудей.
Я часто ночью сонной наслаждался
В кромешной самой, непроглядной тьме,
Как малый мальчик с локоном игрался,
Шептал на ушко всё, что на уме.
Слова и… время! Вас мне не хватает —
Всего бы сделать шаг один назад,
Напомнить сердцу как любовь пылает,
Как живописен сказочный закат.
И под луной под отзвуки гитары,
Под чутким гласом музы и светил
Спеть серенаду для любимой дамы…
Чего себе я позже не простил.

Останься на сегодня у меня

Останься на сегодня у меня,
На улице дождливо и прохладно,
Позволь взглянуть в зелёные глаза,
Поэту это, словно пища, надо.

Я встретил божество среди людей,
Иль ангела, бродившего как ветер,
Светило среди сумрачных теней…
Секунда, повлиявшая на время.

Улыбка осветила взор очей,
Движения рук, как танец двух пернатых,
Такого вы не встретите нигде —
Стоять напротив ангела на равных.

Спасибо за улыбку на устах,
Так хочется узреть тебя счастливой
В цветочных разноцветных лепестках,
(Не лез бы только в нос пух тополиный).

Могу ли расценить твою ладонь,
Как символ вехи нового знакомства,
Как нечто, разбудившее огонь,
Как плата за коварное упорство?

Дрожит от страха влажная рука,
Лицо свинцом, наверное, не к месту,
О, Боже, как пленительны глаза!
Ты подарила счастье и надежду.

Самая красивая

Ты самая красивая на свете,
А кто не слышит повторю сто раз:
Нет женственнее девы на планете
С таким же изумрудным блеском глаз.

С такой же грациозностью и станом,
На зависть древнегреческим богам,
А волосы… Их солнце целовало,
Добавив света сказочным глазам.

А губы — как медовое творенье,
Из первоцветов райских берегов,
Вкусив, себя отыщешь в сновиденье,
Но возвратиться будешь не готов.

Твой голос восхвалять могу часами,
Он нежен, мелодичен, не спесив,
Чаруясь, в облаках с тобой витаю,
В объятьях крепких музу ухватив.

Любовь к тебе не властна надо мною...

Любовь к тебе не властна надо мною,
В заложниках душа у сладострастных губ,
Грущу, когда один, тоскую и скучаю
По запаху волос, сплетенью наших рук.

Твой голос струйкой нот бежит внутри по венам,
Я слушаю его, как избранный альбом,
В моей душе зима спешит смениться летом,
Вот только бы любовь не обернулась сном.

О, ущипни меня, сожми ладонь рукою,
Дай в мыслях осознать, что счастлив наяву,
Как тяжело любить, дышать одной тобою,
Но ради этих губ я жизнь перечеркну.

Не каждому дано нести такое бремя,
Пылаю от любви, целуя стопы ног,
Ты — ангел во плоти, прекрасная Венера,
Я Господа молю, чтоб он душе помог

Любить, и не сойти с ума мне потихоньку,
Пылать, но не сгореть отверженным в аду,
Всегда в глазах читать «я счастлива с тобою»,
А мне шептать в ответ «я с ангелом в раю».

Безмолвна ночь...

Безмолвна ночь…

Безмолвна ночь. Не слышно птичье пенье,
Восток затягивало серой массой туч,
Луна с ленцой холодное свеченье
Бросало наземь, как последний света луч.

Он у окна, с пылающей любовью,
С глазами, полными надежды и огня,
Взор приковал к петляющей дороге,
Где появиться через миг должна она.

Час пробежал. Еще. Тянулось время,
Молчал предательски входной двери звонок,
Еще чуть-чуть, в нем теплилося вера,
Сегодня он услышит райский голосок.

А между тем густою пеленою
С луною сонной небосвод заволокло,
И в тот же миг причудливой росою
Покрылось с улицы оконное стекло.

Нет, не придет, напрасное терзанье,
В его душе печаль натянута струной,
Стучат в висках слова и обещанье:
«Устроим вечером свидание, родной».

При мыслях дождь сильнее барабанил,
Слились в едино дождь и сердца такт,
«Я жду тебя, любимая», — гром грянул,
И разыгралась настоящая гроза…

Есть тайна звёзд...

Есть тайна звёзд горения в великом,
Всё остальное тихая вода,
На ней, ты жизнь, мелькнёшь красивым бликом
И в отсвет лун растаешь без следа.

Под это листьев чувственное тленье,
Когда висит тревожный птичий гам,
Скажи куда несёт река забвенья
И где конец туманным берегам?

Верни, верни шумящий мир зелёный,
Полыни смутность горькую навей,
Пускай качают снова ветки клёны
И пеньем душу вынет соловей.

Есть тайна звёзд горения в великом,
Всё остальное тихая вода,
На ней, ты жизнь, мелькнёшь красивым бликом
И в отсвет лун растаешь без следа.

Отшельница ночь

О чём шепчет черёмухой белой,
Тебе жизнь, облетающий цвет?
Или в тройке неслась очумелой,
А в нём эхо волнующих лет.

Средь весенних берёз отшумела
И теперь где-то в снах на Руси,
Жги свечою всё то, что имела,
И вернуться назад не проси.

Из окна свет колдующий, лунный
Будет сердце томить до зари,
Но зачем своей грустью латунной
В мир безлюдья зовут фонари.

Пока синью не вспыхнули своды
Затеряться я снова не прочь
Там, где наши под звёздами годы
Караулит отшельница ночь.

У неё лишь сумею украсть я,
Ведь такое уж было не раз,
То немного забытое счастье,
Что горит самоцветами глаз.

О чём шепчет черёмухой белой,
Тебе жизнь, облетающий цвет?
Или в тройке неслась очумелой,
А в нём эхо волнующих лет.

Ветеран

Подошёл старик к реке большой
И окликнул Днепр в мутных водах,
Что всегда хранилось и душой,
Переправу в огненные годы.

На груди звенели ордена,
А под мышкой старая трёхрядка,
С ней ещё на фронте старшина
Как и все играл с судьбою в прятки.

Он развёл из веток костерок,
Среди дыма заметался пламень
И казалось майский ветерок,
Здесь былое шепчет именами.

И сказал он глядя на огонь,
Отражённый в память глаз усталых,
«Растяни кручинушку гармонь,
Обо всех, кого тогда не стало.

Прожил жизнь я долгую свою,
Стали мои волосы седыми,
Вышло о Победе тем спою.
Что навек остались молодыми.»

Есть в местах, где шли бои покой,
Отсвет в нём торжественный и строгий,
Будто ты не взглядом, а рукой,
Саму вечность чуткую потрогал…

Ночь звездой тоскует...

Ночь звездой тоскует
Чистой как слеза,
Лунность колдовскую
Снова пьют глаза.

Снова грусть дорогою
По судьбе ушла,
Детство босоногое
У реки нашла.

Даль родного края
Травы и цветы,
В сердце замирая,
Вспомнилась мне ты.

Что в груди теснилось
И звало куда-то,
Нынче вдруг приснилось
Розовым закатом.

Липами, берёзами,
Клином журавлей,
Золотыми грёзами
Рощи средь полей.

Небом синеокая
В ласковый рассвет,
Ширь, моя далёкая,
Тебя ближе нет.

Ночь звездой тоскует
Чистой как слеза,
Лунность колдовскую
Снова пьют глаза.