Дева мечты

День уже неуклонно стремился к закату,
Солнце прятаться стало от всех в облаках,
Нам с тобой проведённых часов было мало,
Я не мог расставанье представить сейчас.

Я б хотел, чтобы мы отстранились от мира,
На краю мироздания счастья нашли,
Для души возвратиться не будет мотива
В мир, в котором напрасно теряются дни.

Мы не видим порою, что нас окружает,
В сером, замкнутом круге нет места любви,
Так и было со мной, пока я вдруг случайно
Не увидел прекрасную Деву мечты.

Я боюсь расставаться и стать одиноким,
Час окажется сутками, ночь – это жизнь,
Без тебя сердце станет безумно холодным,
А с тобой в нём бьют радостью счастья ключи.

Ещё миг, еще час, хоть и солнце в закате,
Ночь по праву законно вступала в права,
Мы с тобой растворились в любовном объятии,
И к небесным созвездьям летела душа…
2012

колизей

Над гордым и царственным Римом
Угрюмой стоишь высотой,
Былого величья незримый
Мерцает венец над тобой.
Хранят твои древние камни
Преданья о прошлых летах:
Хоть был час достаточно ранний,-
Нет места на этих скамьях.
Шумят и ликуют квириты
В предверье любимых забав,
Колонны парчою обвиты,
Ждёт цезаря пышный конклав.
Готовы к бегам колесницы
С четвёрками жарких коней,
Готовы в приветствие взвиться
Пятьсот молодых голубей.
Внизу же в сыром полумраке
Кровь стынет от рыка зверей,
Готовы к последней атаке
Фигуры безмолвных людей.
Выходят они на арену
Под свист и восторженный глас,
Убитым выходят на смену,
Чтоб встретить последний свой час.
Выходят они и покорно
Приветствия публике шлют,-
Чтоб зрители были довольны,
Сейчас эти люди умрут.
Друг друга изрубят, исколют
Без злобы они и вражды,
Ведь братья они по неволе,
Мучениям общей беды.
Но зрелища жаждует зритель
Так страстно любимого им,-
Идите! Бегите! Разите!
Оружьем блестящим своим.
Гордитесь, о граждане Рима,
Что мир весь у ваших лёг ног,
И игрищем вашим любимым-
Лить кровь на горячий песок…
Сошлись они в схватке кровавой,
Гордись же, о Царственный Рим!
Своею немеркнущей славой,
И зрелищем страшным своим.

к N...

Боже мой, она стоит напротив,
Тот же локон… руки и глаза,
С ними слившись, вспомнил каково же
Быть счастливым раз и навсегда.

Боже, пусть взгляд будет безотрывным,
«Милый мой», — прочту я по глазам,
В них дойду до самого обрыва,
А она шепнет: «Упасть не дам».

Боже, пусть она поет устами,
Ее голос – сердцу, как бальзам,
Вновь дышу, в грудь воздух набираю,
И на сердце нет следов от ран.

Боже, дай мне веру и надежду,
Что свиданье – не ночной обман,
Как давно томился я с печалью,
Счет в разлуке жизням потерял.

Но любовь спасла из заточенья,
Растопила губы ото льда,
Я в груди почувствовал биенье,
И знакомый запах миндаля

Был таким родным, не позабытым,
Будто с ним расстался я вчера,
Пусть я грешен, Боже, но помилуй,
Видишь, как истерзана душа.

Не позволь так вспыхнувшему счастью
Раствориться в сумеречной тьме,
Боже, пусть жизнь будет не напрасной
И любовь сопутствует судьбе.

С чистого листа

Давай перечеркнём страницы прошлой жизни
И с чистого листа напишем наш роман,
Пусть ветер всколыхнет желтеющие листья,
Укажет верный путь, забытый к небесам.

Я подарю любовь и волшебство из сказки,
Преподнесу к ногам букеты хризантем,
Мы будем страстью жить, дарить оргазм и ласки,
И говорить «люблю» на утро телом всем.

Пусть сердце запоет, душа расправит крылья,
Нас вновь соединят сожжённые мосты,
Мы будем понимать желания глазами
И, за руки держась, на паруснике плыть.

А на закате дня с последними лучами,
В надежде тет-а-тет увидеть свет зари,
Я для тебя сложу сонеты со стихами,
Губами распишу признания в любви.
2012

Радушие

Немного горечи. Печали мимолетье.
Дымок досады. Хворь неудач,
непонимания, обман надежд.
Но главное не это. Главное в тебе,
что сохраняет слово.
Ра Душие. Тепло и Свет
твоей души.
Степанов С.В. (июль 2014)

Cтихи

* * *

Мимо проходят люди,
мимо проходит счастье,
нелюди тоже мимо –
не надоест им шастать.

Мимо проходит небо,
мимо проходит море,
тучи проходят с солнцем,
между собою споря.

Мимо проходит баба,
с ведром до краёв полным,
мимо проходит катер,
пуская по речке волны.

Мимо проходят вёсны,
мимо проходят зимы,
мимо проходят дети,
жёны проходят мимо…

Жизнь моя мимо цели,
жизнь прошла мимо смысла…
Что остаётся делать?
Скрыться. Исчезнуть. Смыться.

* * *
Я опять одинок,
Это доля поэта,
Словно жёлтый листок
Среди праздников Лета.

Словно жёлтый листок
В гостях у Весны,
Я опять одинок
И друзья мои – сны.

Я опять одинок,
Средь зверья – человек,
Словно жёлтый листок
Там, где падает снег…

В деревне (Гроза)

Жарко. Душно. И за речкой
Молнии сверкнула нить.
Я сижу в избе со свечкой.
Это лето. Будем жить.
А гроза уже над лугом,
За окном пёс начал выть.
Свечка гаснет. Кот напуган.
Это лето. Дайте жить!

Громыхнуло над избою,
Я пытаюсь ужас скрыть…
Небо плачется водою.
Это лето. Надо жить.

Всё. Затихло. Воздух чистый —
Не дышать его, а пить…
Прокукарекал голосистый.
Это лето. Будем жить!

Илья Криштул

Наши "партнёры"

Так для издёвки, или для укора
На Западе мы выбрали партнёра.
«За океаном» дёрнут поводок,
И эта, извините, «волчья свора»
Клыки оскалит сразу на Восток.

Криминальная поэтесса

Тут одна барышня от литературного объединения «Оборонсервис» решила пополнить ряды простых авторов своим блестящим присутствием.
Не встретить столь творчески многогранную и известную личность «хлебом – солью» и не выразить ей своё восхищение было бы верхом неприличия в литературном свете.

Как муки творчества «грызут»,
Когда находишься в неволе,
И вот стишки: «За что же Толя?»
Нашли читательский приют.

Быть «поэтессою» – не грех.
За это б и судить не стали.
Но брать чужое и при всех-
Пониже «плинтуса морали».

Яков Есепкин На смерть Цины

Яков Есепкин

На смерть Цины


Четыреста семьдесят пятый опус

Чермных роз ароматы пьянят
Бедных рыцарей, бледных апашей,
Май вознесся и кущи манят
Див и агнцев порфирною чашей.

Обернитесь, Гиады, камней
Мы черствее, из штофов меловых
Яд цедим, соглядая теней,
Буде пир во трапезных столовых.

Как упьется аидская рать,
Ханаан черепки отсчитает,
И явимся тогда умирать
В майском золоте, кое не тает.

Четыреста семьдесят шестой опус

Май волшебный, цвети и лелей
Тень Венеции, злать Одеона,
Мы любили небесность аллей,
Изваянья — призрачней Сиона.

Фей белили те гипсы и вот
Мглой портальный лишь сад овевают,
Вьют юдицы лозою кивот,
Днесь однех нас, однех убивают.

Хоть скорей, ангелочки, сюда
Отлетайте, под сени пустые,
Всё меж губ наших рдеет вода
И точатся в ней тьмы золотые.

Дикая любовь

Мы в квартиру вошли, заплетаясь в объятьях,
За спиной у нас руки в замки скрещены,
На губах моих привкус от сладкой помады,
Туфли в разные брошены были углы.

Лунный свет оттенял возбуждённые лица,
Приласкав мочку уха, я к шейке припал,
Свои руки ты мне положила на бёдра,
Я с тебя уже блузку истомно срывал.
Ты горела огнём, раскалились ладони,
Он моё сердце тоже охватывать стал,
Словно дикая кошка, легла ты на простынь,
И твой жест пальцем многое мне обещал.

С плеч рубашку стянул и приблизился к краю,
В твоих пальцах на мне расстегнулся ремень,
Я от чувств опьянел, дальше все как в тумане,
Твои губы ласкать стали плоть мне быстрей.

Ни к чему нам спешить и я чуть отстранился,
Взгляд пленял обнаженная грудь в простынях,
Пред тобой я, как тигр, у ног притаился,
Изучая желанья в кошачьих глазах.

По тебе я пойду самым медленным шагом,
Поступь лап не оставит на коже следа,
Языком проведу по каньону желаний,
«Будь моим», — скажешь мне, закрывая глаза.

Я войду в храм души, словно в сад с водопадом,
Дрожь по телу прокатится яркой волной,
Продолжительный стон твой мне будет наградой
В отступающем сумраке перед зарей.
2012